andvari (andvari5) wrote,
andvari
andvari5

Category:

Что ели ваши предки? Энеолит - 1

Этот пост продолжит серию сообщений про изотопные исследования. На этот раз сосредоточимся на энеолите.  Но если в прошлых сообщениях я старался дать обзор по всей Европе, в этот раз значительно сузим регион.  На большей части Европы энеолит не принес чего-то кардинально нового. Как перешли в неолите на земледелие и скотоводство, так такая тенденция продолжалась с небольшими исключениями до недавнего времени. Другое дело степная и лесостепная части Восточной Европы. Тут общества охотников и рыболовов начали переход не к земледелию, а к другому типу хозяйства. Но обо всем по порядку.  Перед тем, как начну рассказ об изотопных исследованиях людей энеолита, хочется поведать вот такой сюжет.

Внимательно рассмотрите мужчину на прилагающемся изображении.

реконструкция из презентации археолога Дэвида Энтони


Он не откуда-то из доколумбовой Америки, нет. Этот человек жил  в пятом тысячелетии до н.э. в лесостепном Поволжье, в Самарской области. Когда он умер, его похоронили на мысе одного из притоков Волги, где его сородичи хоронили своих мертвецов. Судя по всему, этот человек  из погребения 45 могильника Екатериновский мыс был серьезным дядькой.  Его могила содержала очень богатый инвентарь – различные бусы, сломанное перед погребением тесло, несколько скипетров, среди которых был и зооморфный. Головной убор на рисунке – не выдумка художника.  Птицеголовый предмет – часть погребального убранства.  Интересная деталь  - среди прочего в могиле  этого человека лежали руки  и стопы двух других людей.  Что они означали? Может это конечности врагов?  И этот человек был воином? А скипетрами разбивал головы своих недругов? Возможно, но один из скипетров был явно символический - с очень небольшой втулкой,  что подразумевало недостаточно прочную для ударных воздействий рукоятку. Да и скипетры эти не несли следов ударного воздействия или небрежного хранения. Два из трех скипетров были сделаны из неместных пород камня. Словом, это были дорогие предметы, которыми этот человек не пользовался для разбивания голов. Либо они такой функции не предполалаги, являясь инсигниями власти, либо ими он не успел воспользоваться за всю свою жизнь. А может их изготовили для погребения?
Может быть этот человек был жрецом, хранителем сакральной власти? А руки-ноги принадлежат попутчикам в царство мертвых, погребальным жертвам или духовным соперникам, если таковые были?  Можно много гадать, но вопрос этот пока не имеет однозначного решения, а предполагать можно много. Человек из Екатериновского мыса мог вполне сочетать военную и сакральную функции, либо обладать каким-то иным статусом, повышавшим его в глазах сородичей.
Самое главное, что инвентарь его погребения был весьма богат. И вот среди всего этого великолепия первобытности лежала тушка домашней козы в возрасте 3-4 месяцев.

Что из этого следует? Общество, в котором жил этот человек, знало животноводство. Но какое значение имело оно в хозяйстве, системе жизнеобеспечения? Возможно, этот человек был этаким степным вождем, ведущим свое племя и неисчислимые стада по Великой степи? Когда он умер,  сородичи похоронили его под курга...стоп. Не похоронили его под курганом, это грунтовый могильник. У реки, в лесостепи. В одном из исследований, посвященных этому погребению [1] подробно рассмотрен его инвентарь. Среди прочего там фигурируют данные радиоуглеродного анализа и значения стабильных изотопов углерода и азота. Последние помогают реконструировать диету древних людей. Их мы и используем. Ожидаемо, что человек, которого в последний путь снабдили молодой домашней козой, скорее всего чем-то подобное и кушал.  Но увы, я был сильно удивлен, узнав, что этот человек всю жизнь питался
рыбой. Вот так он расположился на графике изотопным значений.
Наземные животные в его рацион не входили, либо он ел их крайне, крайне редко.  Какую же информацию нам несет козленок из погребения, и как он там оказался? Попробую ответить на этот вопрос в конце поста.

Древности Екатериновского мыса имеют много общего с хвалынской культурой, но не тождественны им. Распространено мнение, что скотоводство стало главенствующей отраслью хозяйства населения степной и лесостепной части Восточной Европы уже в энеолите. Иногда можно встретить довольно странное мнение о наличии кочевничества уже в это время или в чуть более позднюю эпоху ранней бронзы. Но в научной литературе это скорее маргинальное или устаревшее мнение.  А уж в интернетах образ воинов-кочевников какой-нибудь ямной культуры – это уже клише. Впрочем, рассказывать об этом можно долго, но это будет лишь косвенно относиться к тому, о чем пойдет речь ниже.
А речь, собственно, пойдет о том, чем же питались люди в медном веке – энеолите. Я уже размещал кое-какую информацию о том, как изменялась диета человека на протяжении различных исторических периодов. Например, в палеолите более разнообразный рацион отличал сапиенсов от неандертальцев. В частности, освоение водных ресурсов.  Возможно, это было одной из причин того, что неандертальцы вымерли, а мы – нет. В мезолите человек расширил тенденцию на увеличение разнообразия пищевых ресурсов. И тут уже наметилась некоторая специализация.  Наряду с обществами, которые питаются наземными животными, появляются группы рыболовов или охотников на морского зверя, рацион которых до 100% мог состоять из водных ресурсов. Есть даже отдельные общества сладкоежек, которые за любовь к сладкому расплачивались большим процентом прижизненной потери зубов.  С переходом к земледелию люди сосредотачиваются на растительных ресурсах, а пища животного происхождения играет меньшую роль.  На большей части Европы к энеолиту мы можем видеть две главные тенденции – остатки охотников-рыболовов-собирателей и многочисленные общества земледельцев.  Они, как правило, придерживаются соответствующего их экономике рациона, но есть и исключения. В конечном итоге земледелие закрепилось на большей части.
Но в Восточной Европе дела обстояли немного не так. Здесь на периферии также появились ранние земледельцы, а в лесной и лесостепной части еще долго жили охотники. Однако здесь также сформировался и новый тип хозяйства, основанный на животноводстве. И если в неолите о большинстве культур региона пишут как о культурах охотников-собирателей, то в энеолите степную и лесостепную части занимают культуры скотоводов. По крайней мере, так считается. Вот про Екатериновский мыс, например. Козленок -это единственный случай использования животного в обрядовых действиях на этом могильнике. При этом много предметов из кости кабана, много бус и украшений из раковин, в глине, из которой сделаны сосуды примесь раковины.  Вроде как толком ничего не ясно, но в одной из статей по Екатериновскому мысу речь про кенотафы этого могильника, их сравнивают с кенотафами одной из земледельческих культур и приводят такой оборот: "Приведенные данные позволяют
предположить, что аналогичные ритуальные практики бытовали и в обществах ранних подвижных скотоводов" [2].
По одному козленку определили все общество в скотоводы? И почему в подвижные?

Основные культуры степного и лесостепного энеолита Восточной Европы, если брать крупнейшие  - хвалынская и среднестоговская.  По обеим  выписывал в свое время кое-какую информацию, были отдельные посты. Среди прочего, речь там шла и о хозяйстве этих культур.
Например, о хвалынцах пять лет назад на основе  писал:
«Определения костей животных из хвалынских памятников, произведенные А.Г. Петренко, показывают, что население занималось, в основном, скотоводством и разведением лошадей, крупного и мелкого рогатого скота (Петренко А.Г., 1994). Подсобную роль в хозяйстве играла охота, рыболовство и собирательство.
Несомненно наличие у населения значительного количества мелкого и крупного рогатого скота, обеспечивавшего основные продукты питания; как несомненно и наличие лошади, однако утверждать, что хвалынцы имели обширные табуны и были коневодами, мы не можем. Крупный и мелкий рогатый скот на территории Поволжья появился в одомашненном виде [Петренко 1982, с. 49]. Овцы, остатки скелетов которых исследованы в Хвалынском I могильнике, значительно крупнее известных в Восточной Европе в неолите и энеолите домашних овец и более всего близки породам из энеолитических памятников Южной Туркмении, в частности, Кара–Тепе.
С охотой и рыболовством связаны находки костяных гарпунов, рыболовных крючков и, возможно, наконечников дротиков, позвонков рыбы, костей черепов зубра, а также изделий из кости лося, кабана, водоплавающих (?) птиц. Определить, насколько существенна была роль этих занятий в хозяйстве хвалынских племен, на материалах могильников не представляется возможным».
Как видим,  в основном хвалынцы разводили скот, который и служил им основой жизнедеятельности.  Однако насчет костей лошади есть и другое мнение. Например, в одной из статей Косинцев указывает на отличное мнение, согласно которому останки лошади в хвалынских могильниках – это тарпан [3]. У него есть довольно интересная статья о роли охоты в Урало-Поволжье по материалам фаунистических коллекций различных памтников. И там довольно интересная табличка.
Мы можем видеть, что охота в этом регионе имела огромное значение в энеолите. Даже если принять противоположное мнение, о том, что основная масса костей лошади энеолита принадлежала диким особям, это не сильно повлияет на общую картину, согласно которой лось был главным объектом охоты.
Как бы то ни было,  спор о дикой или одомашненной лошади у хвалынцев в конечном итоге будет иметь не такое большое значение для нас в разговоре о системе их обеспечения.
Как выше указано, роль охоты и рыболовства неясна. Точнее, эти занятие занимают явно подчиненное животноводству положение в построениях археологов.  А эти самые построения не всегда могут претендовать на абсолютную достоверность. Например, если мы встречаем кости животных в погребениях и на поселениях. И там, и там соотношение различных видов может не совпадать.  Погребения вполне могли сопровождать «особые» животные, которые использовались чаще для погребальных ритуалов, чем для повседневной пищи. А возможно, наоборот - погребения сопровождает вполне обычная еда. Поэтому такие теории в идеале нуждаются в перепроверке другими методами .
Другой пример – престижные инновации. Например, считается, что первая керамика в Восточной Европе распространялась не как какая-то утилитарная вещь, а как престижная, а лишь потом приобрела утилитарное значение. То же самое могло быть и с животноводством как престижной технологией. И так далее, и тому подобное. Довольно много но. Возможно, более определенным свидетельством древней экономики остается сам человек. Точнее его останки.  И хорошо, что есть изотопные (и не только) исследования людей энеолита. Например, тех же хвалынцев.
Поэтому в дело пойдут изотопные исследования.

Хвалынская культура и энеолит Поволжья

В одной из публикаций были исследованы несколько хвалыских образцов, а также человек из синхронного Нальчикского могильника на Северном Кавказе [4]. Вот значения их стабильных изотопов углерода и азота.
А вот так они расположились на моем графике, который я составил для удобства.

Синим обведены хвалынцы, в красном круге человек из Нальчикского могильника

И вот, что пишут о них авторы исследования:
«Данные таблицы 3 показывают, что за исключением индивидуума из Нальчикского могильника,  все остальные представители, которые были похоронены в I и II  Хвалынских могильниках, употребляли в большом количестве  рыбу и другие речные продукты».
Памятники типа Хвалынского могильника названы в этом исследовании «культурами традиционного охотничье-рыболовецкого направления  с включением в хозяйство элементов производящей пастушеской экономики».  А это уже две большие разницы.   Приоритеты поменялись на противоположные.
Но мы видим, что несмотря на то, что хвалынцы были явные рыбоеды, человек из Нальчика употреблял наземных животных.
Изотопные исследования, кстати, в случае с хвалынцами выполнили еще одну важную функцию. Это функция хронологическая. Я уже упоминал, что особенности питания людей древности могли влиять на радиоуглеродный возраст, удревняя его. Это т.н. резервуарный эффект, и он может смещать датировки на 400-1200 лет.  В случае с хвалынцами есть занятный факт. Их датировки (сделанные либо по костям человека, либо по раковинам из погребений)  обычно уходили в начало 5-го тысячелетия до н.э. А металл, который они использовали, поступал к ним из балканских месторождений. Но при такой датировке получалось, что этот металл был старше, чем сами месторождения. Это парадокс, который отмечали и сами исследователи, указывая, что с радиоуглеродной датировкой что-то не так.  С учетом информации о диете хвалынцев, ее влиянии на датировки, появился новый подход к размещению хвалынской энеолитической культуры на хронологической шкале. Теперь это вторая половина пятого тысячелетия. А если точнее, памятники типа Хвалынских могильников стоит датировать 4400-4300 гг. до н.э., а связанный с ней  степной энеолит Северо-Западного Прикаспия  4200-3800 гг. до н.э.
Это не единственное исследование, где задействованы хвалынцы.
Интересны результаты изучения другого энеолитического памятника - Лебяжинка V [5]. Культурная принадлежность его не совсем ясна. Некоторые исследователи видели в нем памятник мариупольского типа, другие раннехвалынский. Есть результаты  изотопных исследований останков людей из этого могильника. Например, вот  человек из погребения 12.

А вот так он расположился на графике. Указан черной точкой.

Другие погребения из Лебяжинки V сравнили с более представительной серией хвалынцев и местной фауны. Получилась следующая картина.

И есть выводы на основе значений изотопов:
«Данные по изотопному составу, полученные по дополнительным материалам из Хвалынского II и Лебяжинского V могильников (δ13C =-21,5±1,0 и δ15N=14,3±0,9), также позволили Шультингу и Ричардсу обосновывать комплексную систему питания энеолитического населения Среднего Поволжья, включающую рыбный компонент…
…Это свидетельствует о значительной доле рыбного компонента в системе питания человека эпохи энеолита Среднего Поволжья. К такому же выводу пришли Шультинг и Ричардс18. Мясо травоядных животных, вероятно, не входило в ежедневный рацион и не являлось основным источником протеина древнего населения.
Данные убедительно демонстрируют, что в системе питания представителей энеолитической культуры из могильника Лебяжинка V, как и в системе питания хвалынского населения рыбный компонент играл значительную роль».

Заканчивая разговор про хвалынцев, стоит привести в пример еще одну публикацию [9]. Она является частью Samara Valley project – крупного исследования, направленного на изучение различных аспектов жизни древних людей долины реки Самара в Поволжье. В этой публикации сравниваются изотопные показатели древних «самарцев» различных периодов – от неолита до поздней бронзы. Так вот, люди неолита и энеолита отчетливо группируются вместе и противопоставляются эпохе бронзы (ранней, средней, поздней).

Ромбы разного цвета представляют неолит и энеолит, круги - эпоху бронзы

Но опять же, учитывая все вышеизложенное, хочу напомнить, что разговор не о наличии / отсутствии производящего хозяйства у хвалынцев. Возможно, у кого-то может сложиться такое впечатление.  Скотоводство у хвалынцев безусловно было. Вопрос лишь в том, насколько большую роль оно занимало в ежедневном рационе этих людей.

Майкопская культура

В статье "PALEOECOLOGY, SUBSISTENCE, AND 14C CHRONOLOGY OF THE EURASIAN CASPIAN STEPPE BRONZE AGE" также используются данные хвалынцев из первой статьи, при этом указывается  «The data show that the Eneolithic populations had a diet based on river products», т.е уже повторяется вывод о большой роли рыбы в этих обществах [6].
Впрочем, наряду с хвалынцами используются и данные о степном Майкопе (3800 - 3000 гг. до н.э.). Считается, что эти люди были земледельцами и скотоводами (They are considered to be agriculturalists and pastoralists (Munchaev 1975)).
В этом исследовании указано, что рыба остается главным компонентом диеты этих людей. Они разбавляют ее собирательством растений С3 фотосинтеза: «. The new data indicate that river products were the main dietary components of people who occupied steppe ecological areas at that time. They also gathered wild steppe gramineous C3 plants».

На графике эти люди расположились вот так.

Я бы сказал, что судя по всему, они все же употребляли куда меньше рыбы, чем хвалынцы.
Гораздо более представительная выборка людей майкопской культуры указана в статье «Погребение майкопской культуры из могильника Синюха: результаты изотопного исследования» [7].
Как мы можем увидеть, образцы даже распределены в соответствии с природными зонами – степь или предгорья Кавказа. В статье приводится сравнение результатов женщины из погребения 12 могильника Синюха с результатами других майкопцев. У этой женщины было исследовано два зуба. Как я уже писал в других постах, изотопные исследования костей дают информацию о последних 10 годах перед смертью, а  зубов –последних нескольких лет (2-3 года).  У погребенной исследовали два зуба, чтобы выяснить систему питания в разные годы.
«Сравнение результатов, полученных по погребенной из могильника Синюха, с данными, имеющимися для других представителей майкопской культуры, позволяет предположить, что компоненты системы питания изучаемой женщины были близки к системе питания других представителей этой культуры, проживавших в близком по типу геохимическом и географическом регионе – в предгорной зоне Северного Кавказа (Лиманов Кут, Кудахурт). Эта группа людей употребляла наземные растения группы С3, произрастающие в умеренном климате, и мясо/молоко травоядных животных. У других представителей этого же региона зафиксировано более высокое значение δ15N (до 12 ‰). Без дополнительных анализов объяснить такую разницу пока затруднительно. Изотопные данные по травоядным животным (олени, копытные), также происходящим из предгорных памятников майкопской культуры, соотносятся с данными, полученными по человеку (рис. 4).
Более высокие значения δ15N в зубе М3 по сравнению с зубом М2 свидетельствуют, что в детском возрасте женщина из могильника Синюха употребляла больше растительной пищи, которая в юношеском возрасте стала постепенно замещаться высокопротеиновыми продуктами, вероятно, мясом и молочными продуктами (Loftus, Sealy, 2012).
Анализ данных стабильных изотопов азота и углерода сравнительно небольшой выборки представителей степной майкопской группы Кумо-Манычской впадины и Южных Ергеней, а также результаты археоботанического анализа содержимого сосудов и желудков умерших позволили высказать предположение, что система питания носителей степной майкопской культуры могла быть более разнообразной и включала, кроме диких растений С3 (овес, овсец), мясо/ молоко травоядных животных и, возможно, рыбный (речной, озерный) компонент (Шишлина, 2007. Табл. 29)».

В этом исследовании есть сноска следующего содержания:

"Однако отметим, что имеющиеся пока неопубликованные данные по парному радиоуглеродному датированию костей животных и костей человека майкопской культуры, происходящих из одного погребения, позволяют предположить, что водный (речной и озерный) компонент мог присутствовать в системе питания части населения"

А в еще одной публикации он был подтвержден, но его доля требует уточнения [8].

Я нанес значения обоих групп майкопцев, приведенных из статью про погребение Синюха на график. Красные - предгорья, синие – степные группы.

Думаю, что прекрасно видно, что обе группы отличаются друг от друга. Они придерживались разных диет.  И на мой взгляд, видно, что эти люди не чета хвалынцам. Рыба рыбой, но все же здесь ее явно ели меньше.

К моему огромному сожалению, ЖЖ посчитал этот пост слишком большим, хотя и не совсем понятно почему. Наверное из-за картинок. В посте про мезолит было больше текста. Поэтому то, что я хотел дать целым постом про энеолит, пришлось разрезать на две части. Сразу не хочу подряд размещать два поста, поэтому финальная часть про энеолит будет в воскресенье вечером.  Там будет про среднестоговскую и некоторые другие энеолитические культуры Украины,  будет наконец-то вероятный ответ про рыбоеда с Екатериновского мыса и козленка в его могиле, будут некоторые общие моменты и выводы по результатам изотопных исследований.

1.Уникальное погребение могильника эпохи раннего энеолита Екатериновский мыс на Средней Волге

https://www.academia.edu/37680432/Уникальное_погребение_могильника_эпохи_раннего_энеолита_Екатериновский_мыс_на_Средней_Волге_The_Unique_Burial_of_the_Ekaterinovsky_Cape_Early_Eneolithic_Cemetery_in_the_Middle_Volga_Region


2.Вещь в контексте жертвенного комплекса по данным могильника Екатериновский мыс
http://www.archeo.ru/struktura-1/otdel-arheologii-centralnoi-azii-i-kavkaza/meropriyatiya-otdela/meropriyatiya-otdela-arheologii-centralnoi-azii-i-kavkaza/vesch-v-kontekste-pogrebalnogo-obryada/2020.pdf

3.Охота в хозяйстве древнего населения Волго-Уральской лесостепи
https://unis.shpl.ru/Pages/Search/BookInfo.aspx?Id=7104070

4. К вопросу о радиоуглеродном возрасте энеолитических культур Евразийской степи.

http://archsamara.ru/files/biblioteka/VAP_4.pdf

5. Радиоуглеродное датирование образцов из могильника Лебяжинка v эпохи энеолита: верификация и интерпретация данных

https://cyberleninka.ru/article/n/radiouglerodnoe-datirovanie-obraztsov-iz-mogilnika-lebyazhinka-v-epohi-eneolita-verifikatsiya-i-interpretatsiya-dannyh

6.PALEOECOLOGY, SUBSISTENCE, AND 14C CHRONOLOGY OF THE EURASIAN CASPIAN STEPPE BRONZE AGE

https://www.shm.ru/upload/iblock/2f9/shishlina-et.-al.-2009.-radiocarbon.pdf.

7.Погребение майкопской культуры из могильника Синюха: результаты изотопного исследования

https://www.researchgate.net/publication/289125679_Maikop_grave_from_the_Sinyukha_burial_ground_results_of_stable_isotope_study

8. Investigation of palaeodiet in the North Caucasus (South Russia) Bronze Age using stable isotope analysis and AMS dating of human and animal bones

9. Stable Isotope Analysis of  Neolithic to Late Bronze Age Populations in the Samara Valley

https://www.researchgate.net/publication/305475992_Stable_Isotope_Analysis_of_Neolithic_to_Late_Bronze_Age_Populations_in_the_Samara_Valley

Tags: доисторическая кухня, майкопская культура, хвалынская культура, энеолит
Subscribe

Posts from This Journal “доисторическая кухня” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments

Posts from This Journal “доисторическая кухня” Tag