andvari (andvari5) wrote,
andvari
andvari5

Categories:

Что ели ваши предки? Мезолит

В прошлый раз мы говорили про изотопные исследования и их роль в изучении диеты древних людей, сосредоточившись на палеолите.  В этот раз  заглянем в более близкую к нам эпоху, но тоже в  каменный век.  Мы рассмотрим несколько изотопных исследований, которые расскажут нам о том, что ели охотники и рыбаки мезолита.  Кроме того, немного заглянем в неолит – в одних случаях для сравнения с первыми земледельцами Европы, в других – для того, чтобы увидеть, чем питались неолитические жители лесов, образ жизни которых принципиально не отличался от образа жизни людей мезолита.
Отчасти я уже касался подобных вопросов, упоминая их мимоходом.  Об этом будет ниже. Кроме того, совсем недавно освещал особенности питания жителей Днепровской долины в мезолите и неолите. Львиную долю их пропитания обеспечивали речные ресурсы.
В прошлом посте про палеолит  я в качестве примера для сравнения привел показатели стабильных изотопов для четырех мезолитических памятников.
Один из них  расположен на шотландском острове Оронсей в архипелаге Внутренних Гебридских островов. С этого памятника были исследованы останки шести людей, чему посвящена отдельная публикация [1].
В этой работе дается весьма полезная градация, которая позволяет разграничить широкое понятие морских ресурсов. Например, для употребявших моллюски предполагается значение  изотопа азота δ15N  около 12-13%, для тех, кто ел морскую рыбу 16-18%, а для тех, кто употреблял таких животных, как тюлени или морские котики – 20-22%.  Это важное замечание. Хорошо, что я не поленился прочитать эту работу полностью, вместо того, чтобы разместить ее краткое резюме из другой публикации.
Анализ людей из Оронсея показал, что они употребляли морские ресурсы, включая все их виды, причем у некоторых людей свыше 90% пищи было морского происхождении. У одного из образцов выявилась комбинированная диета,  он ел и наземный, и водный белок, типа тюленей. Это согласуется с остатками фауны, которая содержит как следы морских животных, так и кости наземных.  Возможно, это отражает либо наличие двух групп на острове (постоянной, питающейся дарами моря и временной, сезонными наземными охотниками), либо изменения во времени.
Расположение этих образцов можно увидеть на моем графике, который я использовал в посте про палеолит. Черными точками даны люди из Оронсей. Один из них отклоняется от общей массы.

Другое исследование посвящено Дании и переходу к неолиту [2]. Соответственно, сравниваются мезолитические и неолитические образцы.  Указывается, что предыдущие исследования по региону выявили очень «морские» показатели δ13C для мезолита, порядка 12%, тогда как неолитические и более поздние показатели группировались около 20 %. И это сообщало нам о резком переходе с одной системы жизнеобеспечения на другую с приходом неолита.
Однако у изотопного анализа, помимо выяснения системы питания древних людей, есть и другая сфера применения. Он позволяет скорректировать радиоуглеродные датировки. Речь идет о т.н. резервуарном эффекте, о котором не подозревали на заре радиоуглеродного датирования.  Грубо говоря,  если человек ел много водных ресурсов, это искажает радиоуглеродное датирование, делает кости такого человека старше по радиоуглеродной шкале.  Разница может достигать до 400-800 лет.  Я уже упоминал как пример значения датировок из одного погребения, где человек, похороненный в могиле вдруг оказывался гораздо старше, чем кость животного, которую похоронили вместе с ним. В общем, корректировки с учетом резервуарного эффекта позволили сказать, что в Дании мы имеем дело скорее не с резким переходом, а с одновременным проживанием рядом хозяйственно различающихся групп во время мезолитическо-неолитического перехода. Одна группа людей занимается сельским хозяйством, новшеством для региона, а в нескольких километрах от нее, на морском побережье живут потомки мезолитических охотников, добывающих еду так же, как их отцы и деды – в море.
Образцы мезолита были получены с двух памятников  - Тайбринд Виг и Вэдбек. Про последний вы могли читать в посте о погребении с лебедиными крыльями. Что же касается диеты, то большая часть исследованных образцов мезолита (Вэдбек) показывает, что древние «датчане» основывали свою систему питания на морепродуктах. Это были в основном моллюски и рыба.  Но в диете человека из Тайбринд Виг доминировали наземные животные.
Красным выделены мезолитические образцы. Остальное - культура воронковидных кубков, неолит.
Взятые для сравнения образцы неолита показали, что первые земледельцы региона не ели много морских или речных продуктов, а белок в их организмы поступал из наземных животных.
А вот так они расположились на графике. Красным – мезолитические образцы. В синем круге – неолитические. Как говорится, две большие разницы.
В другом исследовании [3] упоминается еще большее количество датских мезолитических образцов. Их расположение можно увидеть на карте. Черные кружки отражают морскую диету, белые – наземную.
Теме перехода от мезолита к неолиту посвящено исследование, в котором изучили шведские образцы [4].  Диапазон значений показал как полностью морские, так полностью земные диеты.
Но в отличие от датских образцов, мы можем увидеть здесь некоторое разнообразие не только мезолитических образцов, но и неолитических диет.  Общие тенденции такие же – мезолитические охотники в основном полагаются на морские ресурсы, неолитические земледельцы на наземные. Но вместе с тем, мы находим результаты мезолитической стоянки Агерёд в «земном углу», а  неолитического поселения Вестербьер в «морском». Это особенно заметно на более поздних этапах, когда взаимные контакты приводили к заимствованиям в процессе жизнеобеспечивания, а побережья все еще оставались значимым местом.
Вернемся на Британские острова, но на сей раз не в Шотландию, а в Уэльс.  Оттуда происходит серия образцов каменного века (27 штук) с острова Калди, для которых проведен изотопный анализ [5].  Эта серия показывает, что некоторые люди основывали свою диету полностью на морских ресурсах, в то время как другие  их вообще не употребляли.  После того, как был проведен радиоуглеродный анализ, стало очевидно, что морская диета характерна как раз для мезолитических образцов, а все датированные кости с земной диетой принадлежали более поздним периодам.  Эти данные также позволяют сказать, что люди, у которых была более морская диета, придерживались наиболее оседлого образа жизни. Они жили у моря не сезонно, а постоянно. Некоторую мобильность можно предположить у людей, которые сочетали морскую и наземную диеты.

Выделенный красным столбец показывает процент вклада морской диеты

Людей с острова Калди сравнили с другими образцами мезолита Уэльса и обнаружили изменчивость в диете, указывающую на то, что люди в других частях Юго-Западной Британии могли питаться в основном наземными продуктами.

Оронсей.jpg
Другие мезолитические образцы из Уэльса

Причем не играло роли был ли расположен памятник у побережья или нет.  Например, один из «наземных» образцов тоже происходит с побережья, причем всего в 25 километрах от Калди.  Кроме того, более поздние образцы с Калди демонстрируют резкое сокращение использования морских ресурсов при том, что они происходят с памятников, расположенных гораздо ближе к побережью, чем мезолитические. Привлечение неолитических образцов с других памятников также показало, что их отличает наземная диета. Лишь у некоторых индивидов было отмечено очень маленькое влияние морских ресурсов.
Причем не имеет значения в каком погребении был захоронен человек -  в мегалитическом или нет.
В табличке указаны значения  образцов. В красном прямоугольнике – процент вклада морской диеты.


Неолитические люди Уэльса
А мы двинемся дальше и перенесемся во Францию. Там, в Бретани, расположены два широко известных мезолитических памятника  - Тевьек и Гоэдик (Гёдик),  из которых изучено соответственно 14 и 11 костяков [6].  Значения стабильных изотопов можно увидеть на приложенной табличке. Там же можно поглядеть датировку. Кроме того, красным прямоугольником я выделил процент морской диеты в рационе людей.



Как можно увидеть в легенде графика, исследователи еще и упорядочили данные по возрасту и полу. Это помогло выявить довольно интересные закономерности. Выяснилось, что  женщины употребляли меньше морепродуктов. Эти различия не сильно резкие, но статистически выявляемые. И для объяснения причин этих различий исследователи выдвинули две теории – либо табу на употребление каких-то продуктов женщинами, либо то, что эти женщине прибыли из мест с другими традициями питания. Причем наиболее вероятной выглядит вторая гипотеза, ведь если бы какие-то табу были связаны с полом, мы бы увидели более широкий диапазон значений у детей и подростков разного пола. Но они закономерно показывают большой вклад морской диеты. Можно было бы возразить, что женщины лишь с наступлением брачного возраста могли придерживаться табу, но в дело вступает особенность изотопного анализа. Если он сделан по костям, то показывает особенности питания человека за 10 лет до смерти. Исследовав женщин преклонного возраста, ученые выяснили, что они изотопно не отличаются от мужчин. Таким образом, очевидно, что общества Тевьека и Гоэдика были патрилокальны.

Если эти люди вступали в брак с женщинами, употреблявшими меньше морепродуктов, значит  были сообщества с наземной диетой. Выходит так, потому что другая публикация [7] по Франции посвящена одному из таких памятников. Девять людей со стоянки мезолита близ La Vergne (Ла Верне?) были исследованы для этой цели.  Значения стабильных изотопов (в среднем δ13C  -19.3, δ15N  9.4) показывают строго наземную диету, хотя один из образцов и показывает некоторый вклад морских ресурсов.   Однако этот «морской сигнал» не обязательно может указывать на получение продуктов непосредственно из моря.  Он мог быть получен от  перелетных морских птиц или заплывающих в реки морских рыб типа лосося. В любом случае, люди из La Vergne не показывают вклада морских продуктов более 5-10%.  Кроме того, здесь также выявляются меньшие значения δ15N   у женщин, что говорит о меньшем вкладе пищи животного происхождения. Однако разница, как и на других памятниках не бросающаяся в глаза.  Интересна табличка с данными о других памятниках мезолита Западной Европы, включая знаменитый Офнет (там, где отрезанные головы). Значения изотопов позволяют сказать, что эти люди  придерживались наземной диеты.
Южнее, в Испании исследованные останки мезолита из Эль Колладо показали преимущественно наземную диету, но с включением морских продуктов до 25% [8]. Эти люди не демонстрировали единой диеты.
В табличке можно увидеть их значения. Авторы пишут, что  в отличие от Северной Европы, где наземную диету отражают значения δ13C , близкие к 20 , в южно-европейской части Атлантики  это будут значения около 19. Соответственно, люди, которые ближе к 19 δ13C   употребляли наземные продукты, а у тех, кто ближе к 17 предполагается наличие вклада морепродуктов.  Авторы исследования полагают, что в отличие от Северной Европы, морская фауна здешних мест была не столь богатой.
Если мы наконец покинем Атлантику и направимся в Западное Средиземноморье, то увидим довольно интересные результаты. В одной из статей [9] как раз рассматривается этот регион на протяжении мезолита и неолита. Нас интересуют мезолитические образцы. Их довольно мало – это Восточная Испания и Корсика.
Хотя авторы пишут о вкладе морской диеты в рацион этих людей, очевидно, что их показатели несравнимы с североевропейскими, а долю морских ресурсов в потребляемой пищи оценивают максимум в 30%, да и то не везде. В основном, эти люди питались наземной пищей.
Может сложиться впечатление, что вырисовывается тенденция  - жители побережий питаются продуктами моря,  а те, кто живет в глубине континента едят наземную пищу.  С первой частью этого утверждения почти можно согласиться. Да, есть различные «но». Есть примеры сообществ, живущих на побережье, но питающихся преимущественно наземной пищей, есть южно-европейский регион, где похоже и прибрежные жители питались наземными продуктами. Однако именно на побережье формируются крупные и устойчивые сообщества, которые преимущественно или полностью основывают свою жизнедеятельность на продуктах моря.   Что же касается глубин континента как обители наземных охотников, то с этим можно поспорить. Выше уже были некоторые примеры людей, живущих за счет млекопитающих или птиц суши, типа людей из Офнет или других. Но также в глубинах Европы мы можем встретить сообщества, которые жили в долинах крупных рек, которые давали им достаточно пищи, в том числе и водного происхождения.
У меня был целый пост про людей мезолита и неолита долины Днепра. Они ели много рыбы.  Другой, наверное хрестоматийный, пример в этих исследованиях – это люди  из Скела Кладовей в Румынии и Власаца в Сербии.  Еще  раз продемонстрирую их значения изотопного анализа (в синем круге). Они ели очень и очень много рыбы.
Отдельное исследование [10] посвящено изменению диеты жителей северобалканского региона в течение времени, от 9000 года до позднего средневековья. В нем учтены и памятники типа Скела Кладовей, Власац, Лепенский Вир.   Исследование показало огромный вклад речных продуктов  в рацион людей мезолита (по 50-80 %). Этот вклад уменьшался с течением времени.  В то же время, в  в римский и средневековый периоды увеличилось количество изотопа углерода δ13C , что указывает на появление растений типа С4 в рационе людей. Таких растений, как просо.

На графике можно увидеть, что мезолитические образцы группируются вверху, указывая на рыбную диету.
Для мезолитических жителей Верхней Волги, впрочем, была отмечена наземная диета с незначительным вкладом пресноводных ресурсов [11]. Зато в их костях найдено много цинка, настолько много, что он мог повлиять на здоровье и репродуктивные функции людей. Предполагается, что источник его – грибы.

Другое исследование [15] посвящено изучению мезо-неолитического перехода в Восточной Европе и рассматриваются две популяции. Одна нам уже знакома – днепровские рыболовы и охотники, а вторая – это люди из Прибалтики, из Латвии.  Про первую мы уже разговаривали, а вот на «латышах» стоит остановиться подробней.  Дело в том, что эти люди были больны кариесом. Это чрезвычайно редкое явление в доземледельческие времена. Какие-нибудь ямники или катакомбники без кариеса,  а это эпоха бронзы! А тут мезолит и кариес. Причем высок процент прижизненной потери зубов – 3%. Для сравнения, у мезолитических жителей долины Днепра вообще кариеса не было.  Причем уровень кариеса в мезолите и неолите Латвии (исследованный памятник Звейниеки)  эквивалентен и не зависит от пола. Эти люди явно ели что-то сладкое, что портило их зубы, какие-то виды фруктов или много меда. Изотопные данные  позволили выделить две группы людей. Значения одной одинаковы со значением выдр, т.е. много много рыбы, значения другой показывают вклад земных продуктов и в общем-то, промежуточное значение между рыбным и земным рационом

Исследованию  диеты мезолита Северной Европы посвящено исследование Добровольской [12]. Значительную часть памятников, которые там рассматриваются, типа Оронсэй, мы уже обсудили. Однако  там есть сведения  о мезолите северо-западной России:
«Мезолитические некрополи Минино I и II были обнаружены на побережье Кубенского озера [Суворов 1998], расположенного к юго-востоку от Онежского озера. Результаты изотопного анализа указывают на тесную связь населения с пресной акваторией. Показатели содержания стабильного изотопа углерода низкие. Соответствуют таковым δ13C, определенным для образцов ткани водоплавающих птиц и щуки [Wood 2006]. Однако дельта по азоту, определенная для людей из погребений Минино, примерно на 5 ‰ выше, чем у такого хищника, как щука (см. табл. 4). Это может быть связано с употреблением в пищу не только водной, но и наземной фауны.
Реконструкция питания мининцев, выполненная по данным микроэлементного анализа, указывает на значительную долю охотничьей добычи в их рационе. Концентрации цинка составляют около 102 ppm [Добровольская 2006]. Низкая концентрация меди (около 5 ppm) в образцах из Минино указывает на отсутствие традиции использования беспозвоночных…
… Данные о концентрациях элементов-индикаторов питания в костной ткани индивидов из погребений Попово на озере Лача [Ошибкина 1982] указывают на преобладание охотничьей добычи в структуре их питания — средняя величина концентрации цинка составляет около 126 pp. Низкие концентрации меди (около 4 ppm) свидетельствуют об отсутствии традиции употребления в пищу беспозвоночных. Важно отметить, что группа из Попово относится к раннему этапу мезолита, характеризовавшегося более суровым климатом. Возможно, по этой причине группу отличает и структура питания…
… Люди, похороненные на Южном Оленьем острове, придерживались на протяжении своей жизни резко различающихся традиций питания. Различия эти были связаны прежде всего с использованием беспозвоночной фауны эстуариев. По результатам проведенных анализов среди погребенных можнопредположительно выделить как «сухопутных охотников», так и «охотников-собирателей-рыболовов побережий». Любопытно, что концентрации стронция — маркера употребления растительной пищи — менее изменчивы. Коэффициенты вариации для этого элемента в группе мужчин и женщин составляют соответственно 17 % и 18 %. Это указывает на то, что доля растительной пищи остается примерно равная как у «сухопутных охотников», так и у «охотников-собирателей-рыболовов побережий»

В неолите лесной части Восточной Европы люди жизни примерно так же, как их мезолитические предки – охотой, собирательством и рыбалкой, поэтому полезно будет привести в пример еще одно исследование [13]. В Ивановской области есть могильник Сахтыш 2а, который  оставили люди двух культур, последовательно сменивших друг друга – льяловской и волосовской. Вроде бы одно место должно предполагать одну специфику, но как бы не так!
«Прежде всего обратим внимание на то, что локализация показателей для индивидов двух разных культур не совпадает. Величина δ15N, определенная для образцов из погребений льяловской культуры, варьирует от 12 до 14,6‰, а для образцов представителей волосовской культуры — от 11 до 13‰ [9]. Границы значения δ13C для образцов из скелетных тканей представителей волосовской культуры составляют диапазон от −24 до −20,5‰, в то время как изотопное соотношение углерода для льяловцев всегда выше −21,5‰, а один образец (погребение № 29) характеризуется величиной −17,6‰! Это свидетельствует о различиях в пищевых пристрастиях представителей этих двух археологических культур. У всех индивидов величины δ15N умеренные и высокие, что однозначно указывает на заметное место белковой пищи в обыденном рационе этих людей. Единственный образец местной древней фауны (вероятно, бобр) характеризуется гораздо более низким значением δ15N (6,8‰)…
…Все это позволяет сделать вывод, что население, оставившее погребения волосовской культуры, судя по всему, активно занималось рыбной ловлей, причем вряд ли это была рыба крупных размеров. Реконструкция питания представителей льяловской культуры вызывает много вопросов. Можно предполагать, что охота, а не рыбный промысел была ведущей деятельностью в системе их жизнеобеспечения. Индивид, характеризующийся величиной дельта углерода −17,6‰, вероятнее всего, был связан с другими, более аридными экосистемами, так как высокие значения δ13C однозначно указывают на роль растений типа фотосинтеза С4 в трофической цепочке, в которую оказался данный человек включен.»

И напоследок не могу пройти мимо одного исследования из Германии [14]. В нем исследовалась пещера  Blätterhöhle и останки, которые в ней погребены. Хронологически они разбились на две группы – мезолитического времени и неолитического. Мезолитические останки ожидаемо принадлежали к митохондриальной гаплогруппе U, характерной для доземледельческого населения Европы. Неолитические тоже показали довольно значительное присутствие этой гаплогруппы, наряду с другими, типично ближневосточными, явно занесенными земледельцами. Казалось бы, перед нами смешанная популяция. Но нет, изотопное исследование этих останков разделило их на две разные группы.  Одна отражает особенности питания сельскохозяйственных групп неолита, а другая основывала свою жизнедеятельность на пресноводных источниках.  И все представители второй группы имели гаплогруппу U. О чем это говорит? О том, что две тысячи лет наряду с земледельцами параллельно существовали такие вот общества охотников-рыболовов-собирателей. И это не исключение – в Польше такие группы доживают до эпохи бронзы.


Жирным выделены охотники-рыболовы неолитического времени.

Кое-что о жизнеобеспечении неолитических охотников я уже постил. Например,  здесь  я размещал информацию об исследовании, в котором выяснили, чем питались люди вокруг Балтики.
В другой публикации, которую я ранее освещал, речь шла о генетике людей культуры ямочной керамики – скандинавских охотниках-собирателях неолита. Заодно исследовали и изотопы, которые показали, что диета этих людей была основана на дарах моря.
В другом посте также затрагивалась диета КЯК, которая показала аналогичные результаты.  Вот так расположились значения этих людей на графике. Здесь они отображены пустыми кружками на фоне других культур.
Большинство образцов КЯК по δ13C  больше, чем -16, а по δ15N выше 14, что указывает на морскую диету. Однако, не следует узко понимать ее как питание «гадами морскими».  Тюлени сюда тоже входят, как и рыба, само собой.

Как итог можно сказать следующее.

Вряд ли я рассказал о всех изотопных исследованиях мезолита Европы, но основную часть осветил.  И можно сделать кое-какие общие выводы. Мы видели, что палеолитические люди отличались по своей диете от неандертальцев. Уже тогда наметилась тенденция на более разнообразное питание, в том числе и включавшее водные ресурсы.  Но мы видим, что и мезолитические люди отличаются от палеолитических. Они еще более углубили наметившуюся тенденцию. Здесь мы видим разнообразие различных групп, которые полагаются как на наземную, так и на речную, морскую, озерную диеты. Причем в мезолите специализация достигает наивысшей отметки, такого не было в палеолите. Впервые появляются группы на 100% использующие водную диету. В том же время полно и смешанных групп.

Я продолжу освещать изотопные исследования, но хоть хронологически далее следовало бы говорить о неолите, его я пропущу.  Отчасти потому, что самые важные его отличия я уже обозначил выше, когда приводил результаты сравнительных исследований. В одних местах повляются группы, зависящие от растительной пищи, а в других местах продолжают жить рыболовы-охотники.

В следующий раз предлагаю отправиться в Восточную Европу и проследить, как происходило становление скотоводства.

1. Stable isotopes and the seasonality of the Oronsay middens

https://www.cambridge.org/core/journals/antiquity/article/abs/stable-isotopes-and-the-seasonality-of-the-oronsay-middens/2819380928B4F6BD4DBD33428A4FAFAB

2. Mesolithic and Neolithic Subsistence in Denmark: New Stable Isotope Data

https://www.researchgate.net/publication/30052635_Mesolithic_and_Neolithic_Subsistence_in_Denmark_New_Stable_Isotope_Data

3. Staying home for dinner: an isotopic approach to regionality in Mesolithic Atlantic Europe

https://www.researchgate.net/publication/283628881_Staying_home_for_dinner_an_isotopic_approach_to_regionality_in_Mesolithic_Atlantic_Europe

4. “The wet and the wild followed by the dry and the tame” – or did they occur at the same time? Diet in Mesolithic – Neolithic southern Sweden

https://www.cambridge.org/core/journals/antiquity/article/abs/wet-and-the-wild-followed-by-the-dry-and-the-tame-or-did-they-occur-at-the-same-time-diet-in-mesolithic-neolithic-southern-sweden/D91F7830FE704FD24DFAFB55E551039B

5. Finding the coastal Mesolithic in southwest Britain: AMS dates and stable isotope results on human remains from Caldey Island, south Wales

https://www.researchgate.net/publication/30054510_Finding_the_coastal_Mesolithic_in_Southwest_Britain_AMS_dates_and_stable_isotope_results_on_human_remains_from_Caldey_Island_South_Wales

6. Dating Women and Becoming Farmers: New Palaeodietary and AMS Dating Evidence from the Breton Mesolithic Cemeteries of Téviec and Hoëdic

7. Stable carbon and nitrogen isotope analysis on human remains from the Early Mesolithic site of La Vergne (Charente-Maritime, France)

https://hal.archives-ouvertes.fr/halsde-00525573

8. Palaeodiets of Humans and Fauna at the Spanish Mesolithic Site of El Collado

https://core.ac.uk/download/pdf/78531778.pdf

9. “To ‘seafood’ or not to ‘seafood’?” An isotopic perspective on dietary preferences at the Mesolithic-Neolithic transition in the Western Mediterranean

https://www.researchgate.net/publication/323530916_To_'seafood'_or_not_to_'seafood'_An_isotopic_perspective_on_dietary_preferences_at_the_Mesolithic-Neolithic_transition_in_the_Western_Mediterranean

10.  RADIOCARBON AND STABLE ISOTOPE EVIDENCE OF DIETARY CHANGE FROM THE MESOLITHIC TO THE MIDDLE AGES IN THE IRON GATES: NEW RESULTS FROM LEPENSKI VIR

https://www.researchgate.net/publication/29814458_Radiocarbon_and_Stable_Isotope_Evidence_of_Dietary_Change_from_the_Mesolithic_to_the_Middle_Ages_in_the_Iron_Gates_New_Results_from_Lepenski_Vir

11. MESOLITHIC HUMAN BONES FROM THE UPPER VOLGA BASIN

https://www.researchgate.net/publication/254821441_Mesolithic_Human_Bones_from_the_Upper_Volga_Basin_Radiocarbon_and_Trace_Elements

12. ОСОБЕННОСТИ ПИТАНИЯ МЕЗОЛИТИЧЕСКОГО НАСЕЛЕНИЯ СЕВЕРНОЙ ЕВРОПЫ

https://www.kunstkamera.ru/files/lib/978-5-88431-169-5/978-5-88431-169-5_05.pdf

13. Изотопные маркеры жизни древних людей

https://elementy.ru/nauchno-populyarnaya_biblioteka/434707/Izotopnye_markery_zhizni_drevnikh_lyudey

14. 2000 Years of Parallel Societies in Stone Age Central Europe

https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/24114781/

15. The Mesolithic-Neolithic Transition in Eastern Europe: Integrating Stable Isotope Studies of Diet with Palaeopathology to Identify Subsistence Strategies and Economy

Tags: доисторическая кухня
Subscribe

Posts from This Journal “доисторическая кухня” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments

Posts from This Journal “доисторическая кухня” Tag