andvari (andvari5) wrote,
andvari
andvari5

Categories:

Внимание, анекдот

Византия интересует меня крайне редко, и никак не могу похвастаться ни какими-то обширными знаниями ее истории, ни собственно, желанием эти знания получить. Однако увидел такой вот шикарный анонс, показалось интересным и решил здесь сохранить.

"Рассказывая о предпочтениях своего Онегина, Пушкин замечает:
«Но дней минувших анекдоты / от Ромула до наших дней / хранил он в памяти своей».

В современном языке анекдотом именуется смешной и очень короткий устный рассказ; его протагонистом может иногда выступать псевдореальный персонаж («Василь Иваныч», «Брежнев»), но он имеет к своему историческому прототипу лишь косвенное отношение. Такой облик анекдот принял в ХХ веке, а раньше это был — да, забавный, да, короткий — но рассказ, претендующий на правдивость и повествующий о реальной исторической фигуре. Именно такими анекдотами увлекался Онегин. Своим возникновением понятие «анекдот» обязан Византии, а вернее — ее восприятию потомками. Ἀνέκδοτα (буквально — «неизданное») — это авторское заглавие памфлета, написанного «в стол» Прокопием Кесарийским, Юстиниановым придворным историографом. Подпольный пасквиль целиком состоит из злобных и скандальных слухов и сплетен об императоре, а рассказы об императрице Феодоре изобилуют столь порнографическими подробностями, что советский переводчик, публикуя русскую версию произведения, вынужден был опустить некоторые пассажи,
снабдив их лицемерным примечанием: «Далее идет не имеющее научного значения и трудночитаемое место».
В XVII веке, когда Ἀνέκδοτα (получившее издательское название «Тайная история») было впервые опубликовано, многие не
поверили, что такую сенсационную чепуху мог понаписать серьезный историк Прокопий. В процессе той дискуссии об авторстве слово «анекдот» и стало нарицательным. Энтони Калделлис — тоже серьезный историк, профессор штатного университета Огайо в городе Коламбус (США). Его перу принадлежат одиннадцать книг по византийской истории (его
«Византийская республика» переведена на русский язык). Двенадцатая книга — перед вами. Она совершенно непохожа на остальные: автор будто специально провоцирует читателя, подсказывая в предисловии, что сподручнее всего перелистывать ее в сортире. Какую же цель преследовал Калделлис, нагромождая горы гривуазных анекдотов и экзотических фактов, ничем не связанных между собой, кроме общей занимательности?
Пожалуй, сверхзадачей автора было демистифицировать Византию, лишить ее ореола загадочной, ни на что не похожей цивилизации аскетов и святых, живших исключительно духовными интересами. Этот стереотип для Калделлиса выглядит ничуть не более привлекательным, чем противоположный — будто Византия вся состояла из садистов-императоров, обскурантов-епископов и интриганов-евнухов. Ромеи, подчеркивает автор, были просто люди, и ничто человеческое не было им чуждо. Со многими аксиомами Энтони Калделлиса можно было бы поспорить, но в сегодняшней России, где Византию то и дело возносят на пьедестал в качестве православно-этатистской утопии, его книга тем не менее окажется весьма кстати: она способна не только развлечь читателя, но и отрезвить его."

Это из предисловия к книге «Византийская кунсткамера. Неортодоксальные факты из жизни самой православной империи». Как мне кажется, с расхожими стереотипами угадали. На западе это коварство и интриги, а у нас это что-то богоспасаемо богоизбранное.

Можно почитать целую главу. Она в открытом доступе, и она весьма занятна:

"Глава XV. Иностранцы и стереотипы (641–1453)

В издательстве АСТ вышла книга Энтони Калделлиса «Византийская кунсткамера. Неортодоксальные факты из жизни самой православной империи» в переводе Андрея Виноградова и под редакцией Сергея Иванова. Vox medii aevi публикует главу, посвященную тому, как византийские авторы представляли себе иностранцев.

Цец написал поэму о том, что он в состоянии поприветствовать разных людей на их родных языках:

«И скифом для скифов найдешь ты меня, латинянином же — для латинян, и для народов прочих всех — одним из их же рода».

Он объясняет, как поприветствовал бы перса, скифа, латинянина и так далее, транслитерируя эти фразы греческими буквами и давая их перевод. Например, он поприветствовал бы латинянина таким вопросом: «Bene venesti, domine, bene venesti, frater?» Однако ближе к концу разговор принимает странный оборот: у Цеца нашлось нормальное приветствие для аланского мужчины (иранский народ на Северном Кавказе, говоривший на языке — предке современного осетинского), но «коль будет у аланки поп в друзьях, то ты услышишь:

“Не стыдно ль, госпожа моя, тебе, что поп долбит твою мохнатку?” (φάρνετζ κίντζι μέσφιλι καὶτζ φουὰ σαοῦγγε)».

Это один из немногих сохранившихся образцов средневекового аланского языка. Некоторые современные переводы, обсуждения и даже издания текста подвергают эту строку цензуре (Иоанн Цец. Теогония эпилог).

Евреи

Вот как Цец поприветствовал бы еврея:
«Жилище заколдованное, пропасть — рот, глотающая мух, слепец (μεμακωμένε βὴθ φαγὴ βεελζεβοὺλ τιμαῖε)», за чем следует:
«Еврей ты каменный, Господь пришел, и молния на голову твою (ἕβερ ἐργὰμ μαρὰν ἀθὰ βεζὲκ εἰς τὸ χωθάρ σου).
Так всем я говорю уместно и прилично»
(Теогония эпилог).


В XII веке испанский путешественник Вениамин Тудельский сообщал, что в Константинополе было две тысячи евреев-рабанитов и пятьсот караимов (это были соперничающие секты, которые расходились относительно того, какие религиозные тексты считать авторитетными). Обе группы должны были жить в Пере, по ту сторону Золотого Рога, но они настолько не любили друг друга, что построили стену между двумя общинами. Никаким евреям не разрешалось ездить верхом по Городу, кроме одного, который был врачом императора Мануила I Комнина. Вениамин говорит, что византийцы били евреев прямо на улицах (Вениамин Тудельский. Путешествие 23‒24).

Провинциалы

«Каппадокийца ехидна вот злая раз укусила,
Но и сама умерла, с кровию яда вкусив».
(Демодок; приводится, например, у Константина VII. О фемах 2, 2).
То же самое говорили и о евнухах.


Пафлагонцев называли «свинозадыми» (χοιρόκωλοι), потому что они считались грязными и волосатыми — даже «самыми волосатыми из людей» (Византийский комментарий к Лукиану).


Однажды Константин Манассия (XII век) был в церкви:

«Случилось мне стоять вблизи преддверия,
когда вошел другой: он родом с Кипра был,
но неразумен паче киприотов всех.
Вошел, приблизился и стал вблизи меня:
Вонял вином, а вместе с ним и чесноком.
А я, страдая носом от зловония…
весь задурнившись, начал падать в обморок…
Сказал ему я, кротко на него взглянув:
«О человек, стань одаль, подходить не смей!
Воняешь чесноком, а значит прочь беги:
не в силах я ведь эту дрянь твою терпеть».
Но он не внял и с места не сошел ничуть.
Опять сказал ему я, но теперь грубей:
«О человек, стань одаль, не души меня!
Ведь словно бы болотом твой воняет рот».
Но он повесил на уши как будто щит
и столько ж на меня вниманья обращал,
сколь хряк на комара или на муху лев.
Итак, поняв, что лишние теперь слова
и надо мужа кулаками вразумить,
согнул я руку по-мужски, и так в сердцах
бью мужа в подбородок, прямо в челюсть я
ударом, полным гнева величайшего…
Едва унес так ноги этот говноед!»

(Путеводитель 4)

Большие, маленькие и двойные люди

В начале IV века жил философ Алипий, «очень искусный в диалектике, которому случилось иметь очень маленькое тело: телом он едва превосходил пигмея, и все страшились, что его зримое тело — это его разум и душа. Его тленная часть не увеличивалась в размерах, но превращалась в божественную». У него было много последователей, но он так и не написал ни одной книги (Евнапий. Жизнеописания философов 5, 3).


Около 389 года жил египтянин, настолько низкорослый, что подражал куропаткам в клетке, разыгрывая с ними шутовские баталии. «Еще более необычно, что у этого человека был рассудок, нисколько не пострадавший от его низкорослости. Ведь и речь его была не лишена изящества, и слова его показывали благородство его ума… Он не дожил и до двадцати пяти лет» (Филосторгий. Церковная история 10, 11).


Автор XII века Константин Манассия написал ряд любопытных произведений, в том числе историю в стихах и любовный роман, а также «Описание маленького человека» — карлика с острова Хиос, который прибыл в Константинополь, чтобы развлекать двор. Каждый оборачивался, чтобы посмотреть на него, и «он был как маленький лошак среди благородных арабских коней». Он носил шапку длиной в половину туловища — подарок аристократа, желавшего пошутить. Его ноги были изогнуты, и трудно было разглядеть его колено. С самого детства он путешествовал из дома в дом, чтобы развлекать людей и так поддерживать своих родителей.


В 524 году в провинции Киликия появилась гигантская женщина. Она была выше любого мужчины на целый локоть и чрезвычайно широка в плечах. Она странствовала, получая мелочь от трактирщиков (Иоанн Малала. Хроника 17, 7; Феофан Исповедник. Хронография, 171).


Лев Диакон (конец X века) описал появление сиамских близнецов из Каппадокии, которых, по его утверждению, он видел несколько раз во время их скитаний по империи. «Все части тела у них были целыми и правильными, но их бока, от подмышек до бедер, срослись воедино, объединяя их тела и сопрягая в одно целое. И соприкасающимися руками они обнимали друг друга за шею, а в других держали посохи, на которые опирались при ходьбе. Им было тридцать лет, и их тела были хорошо развиты и казались цветущими и юными. На большие расстояния они ездили верхом на муле, сидя на специальном седле боком, по-женски. Они были несказанно приятны и милы» (История 10, 3).

Армяне

Касия (или Касиана) была монахиней-гимнографом IX века, одной из самых известных в византийской поэтической традиции. Она написала стихотворение об армянах:

«Армянский род — ужаснейший из всех родов:
коварен ведь и скверен чрезвычайно он,
безумен же, и ветрен, и завистлив весь,
закоренел весьма и полон хитрости.
Сказал о них уместно так один мудрец:
гнусны армяне, даже и в безвестности,
гнуснее же становятся в известности,
разбогатев, еще гнусней становятся,
а став богаче Креза и почтённые,
гнуснее гнусного всем кажутся они».

Продолжение здесь, а то не влезает

http://voxmediiaevi.com/bibliotheca/byzantine_curiosities/

Tags: история, книги
Subscribe

Posts from This Journal “история” Tag

  • Лжедмитрий

    На этой неделе археологии не будет. Но будет про времена вполне себе исторические. Лжедмитрий был одним из любимых персонажей Смутного времени.…

  • Белгородская черта

    Кстати, есть такой замечательный проект "Белгородская черта" по одноименной системе крепостей на юго-западных рубежах России в 17 веке.…

  • Генетическая история эгейских дворцовых цивилизаций

    29 апреля была опубликована статья генетиков с таким названием, призванная прояснить изменения генофонда Греции в бронзовом веке. Для этого…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

Posts from This Journal “история” Tag

  • Лжедмитрий

    На этой неделе археологии не будет. Но будет про времена вполне себе исторические. Лжедмитрий был одним из любимых персонажей Смутного времени.…

  • Белгородская черта

    Кстати, есть такой замечательный проект "Белгородская черта" по одноименной системе крепостей на юго-западных рубежах России в 17 веке.…

  • Генетическая история эгейских дворцовых цивилизаций

    29 апреля была опубликована статья генетиков с таким названием, призванная прояснить изменения генофонда Греции в бронзовом веке. Для этого…