andvari (andvari5) wrote,
andvari
andvari5

Category:

Поселения, образ жизни и способ существования носителей КШК в начале 3 т.л. до н.э. Часть 1

Ниже представлена очень своеобразная и малораспространенная точка зрения о происхождении Культуры Шнуровой Керамики, принадлежащая польскому исследователю Станиславу Кадрову.

S. Kadrow.
Settlements and Subsistence Strategies of the Corded Ware Culture at the Beginning of the 3 rd millennium BC in Southeastern Poland and Western Ukraine.

Umwelt – Wirtschaft- Siedlungen im dritten vorchristlichen Jahrtausend Mitteleuropas und Sudskandinavies. Kiel 2005

С. Кадров.
Поселения, образ жизни и способ существования носителей КШК в начале 3 т.л. до н.э. в Юго-Восточной Польше и Западной Украине.

Предисловие.


В последней работе И.Мюллера (2003) проведена реконструкция в изменениях образа жизни,
способах обработки земли, системе поселений и в погребальных обрядах , происходившие в некоторых регионах Германии и Швейцарии в течении III т.л. до н.э. Основываясь на результатах спорово-пыльцевого анализа для указанных территорий (cf.Haass al.2002), он пришел к выводу о преемственности в способах ведения хозяйства между культурой Хорген или Воронковидных Кубков и Кульурой Шнуровой Керамики. До 2500 ВС никаких изменений в экономическом укладе населения указанных территорий не происходит (Muller 2003,3-6). В таких густо населенных районах как например Средняя Эльба-Заале по-прежнему наблюдается существование небольших поселений, продолжается и перерыв в функционировании крупных населенных пунктов. Автор также констатирует, что дифференциация погребального обряда в соответствии с полом умершего, характерная для Культуры Шнуровой Керамики, возникает раньше, т. е. в эпоху позднего неолита в среде носителей Культуры Воронковидных Кубков. Резюмируя все вышесказанное, Мюллер отмечает, что произошедшие конце позднего неолита, на рубеже III т.л. до н.э.,изменения были в основном лишь социального характера, а образ жизни и занятия населения остаются прежними. Аналогичное мнение, в основном касающееся уклада хозяйства, было высказано несколько ранее ( J.Luning 2000,209-210).
Противоположная картина динамики экономических, социальных и культурных изменений на рубеже IV-III т.л. до н.э. в Юго-Восточной Польше представлена в работах Я.Kрука
( 1973, 190-225; 1980, 324; Kruk/Milisauskas 1999, 171-273; Kruk et al.1996, 100-105 ; Milisauskas/Kruk 1989). Его подход основан на предположении о системных взаимоотношениях между природной средой, средствами существования и поселениями. Основная идея автора может быть резюмирована в следующем предложении: « Широкое использование возвышенностей для подсечно-огневого земледелия в течении более 500 лет носителями Культуры Воронковидных Кубков, приводит к непрерывному увеличению обезлесенных регионов. К концу существования Культуры Воронковидных Кубков, адаптация на основе широкого выращивания зерновых культур приводит к изменению системы постоянных поселений. Расширение лесостепной зоны более подходит для выпаса, что приводит к увеличению поголовья стада» (Kruk et al.1996,125). Стрессовая ситуация, как результат долгосрочного воздействие человека на окружающий ландшафт явилась причиной глубоких изменений в социально-культурной и экономической областях.
Однако, следует подчеркнуть, что указанная реконструкция, хорошо подтверждается только последовательным изменением поселений (Kruk 1973) и лишь частично данными палеоботаники (Kruk 1980,119-274) и палеогеографии (Kruk 1996, 55-94).
Эти две представленные противоположные точки зрения являются очень полезной отправной точкой для моих дальнейших рассуждений о характере ранней Культуры Шнуровой Керамики в целом, но особенно в Юго-Восточной Польше и соседней Украине.

Поселения

В 1996 г. совместная Польско-Украинская экспедиция провела первые раскопки поселения Культуры Шнуровой Керамики на Верхнем Днестре на Западной Украине (Machnik al.1997),
( поселение Сиде — прим. мое).
Было вскрыто 400 кв.м. площади поселения, расположенного на возвышенности. На этой же возвышенности находится и один из многочисленных курганов. В культурном слое прослежено несколько очажных пятен,обнаружены фрагменты керамики и кремневые артефакты.Часть керамики представлена типичной шнуровой керамикой, другая украшена елочным узором. Ниже этой керамики, в слое коричневого песка найдены фрагменты сосудов Культуры Воронковидных Кубков. Оба слоя прорезаны могильной ямой, относящейся к Культуре Шнуровой Керамики. Общая площадь поселения остается невыясненной, предположительно она распространяется далее к югу за пределы археологического раскопа. Стиль керамики указывает на принадлежность исследованного поселения к ранней фазе Культуры Шнуровой Керамики. Это подтверждается и радиоуглеродными датами (4290 + -90 BP; 4160 + -80 BP).




Недавними спасательными раскопками в Клайе, примерно в 25 км. к юго-востоку от Кракова, выявлена стоянка, также относящаяся к данной культуре. Этот памятник представляет исключительный интерес, поскольку является первым и единственным раскопанным поселением ранней стадии Культуры Шнуровой Керамики на территории Малой Польши.
На площади 700 кв.м. найдено более 400 кремневых артефактов и фрагментов керамики, в том числе восемь из них с типичным шнуровым орнаментом. Все находки залегали в тонком (10-15 см.) слое суглинка. Также зафиксировано одно очажное пятно.
Следующая стоянка рассматриваемой культуры находится примерно в 1 км. к востоку от поселения в Клайе - это Станиславице пункт 10 (Сzekaj-Zastawny et al.2002, 34-36). Отсюда происходят два кремневых рабочих топора и несколько фрагментов керамики. Обе стоянки расположены на небольшой возвышенности первой террасы реки Раба.
Есть также последние сообщения о находках соответствующей керамики в ходе раскопок в Тороговишко, пункты 8-11, расположенные в нескольких километрах к западу от упомянутых выше памятников (Witkowska 2006).
Другие местонахождения Культуры Шнуровой Керамики известны в Чергове, пункт 3 (Budziszewski / Skowronek 2001), в Бжестове Дальнем (Valde-Новак / Strakosova 2001) и в Любиша-Мерава (Valde-Новак, 2001). Все они расположены в нижней Бескиде ( часть Западных Карпат в Польше и Словакии) и на возвышенности Ондава ( Словакия). Инвентарь в основном представлен кремневыми артефактами (Любиша-Мерава и Бжестов Дальний), либо исключительно таковыми ( Чергова). Фактически все эти местонахождения представляют собой места по обработке кремня.
Кроме того, известны и другие памятники КШК — на Краковско-Ченхостовской возвышенности. В предварительных отчетах сообщалось и о других поселениях этой культуры в различных частях юго-восточной Польши (Witkowska 2006).
Есть некие общие особенности, которые являются общими для всех поселений КШК, упомянутых выше.
Некоторые располагаются в верхней части лессовых возвышенностей, там же где и типичные поселения Культуры Воронковидных Кубков ( в случае с Сиде).
Другие находятся в тех местах ( первая надпойменная терраса , как в случае с Клай 34, на Краковско-Ченхостовской возвышенности и пр.) которые, как правило, не заселялись носителями КВК. Все-таки почти во всех случаях поселения КШК расположены в окраинных зонах от больших скоплений поселений КВК.



Хронологическое соотношение между культурами на рубеже IV-III т.л. до н.э.


В противоположность «теории культурного слома», характерной для традиционной археологии, согласно которой в одном регионе и в определенный период времени могла развиваться только одна культура, имеется множество доказательств, указывающих на более сложную мозичность синхронных культур на одних и тех же территориях.
Установленная хронология поселения Броничичи (Kruk / Milisauskas 1981; 1990;1999,171-179) была одним из первых, но очень важным шагом в данном направлении. В свете этих исследований ( Броничичи IV и V ; 3050-2600 ВС) : стало очевидным сосуществование поздней фазы КВК ,Баденской культуры ( о датах Бадена см.ниже иное мнение Furholt / Machnik 2006) и ранней стадии КШК. Типологические и стилистические формы керамики КВК в западной части Малой Польши этого времени несут на себе влияние Бадена.
В западной части малой Польши, различные группы Баденской Культуры датируются периодом 3200-2600 ВС (Zastawny 1999, 28-31). Махник и Фюрхольт предполагают несколько более ранние хронологические рамки Бадена в указанном регионе — 3350-2900 ВС (Furholt / Machnik 2006).
Недавние раскопки в Зимно в верховьях р. Буг (Bronicki et. al.1998) и результаты хронологического анализа материалов Культуры Воронковидных Кубков с этого поселения, позволяют делать построения по относительной и абсолютной хронологии поздего этапа КВК в окрестностях (Bronicki et al. 2003, 58-66). Полученные радиоуглеродные даты указывают на 2600 ВС — время существования здесь поздней фазы КВК. С другого поселении этой же культуры в Городок Надбужный мы располагаем серией радиокарбонных дат, подтверждающих вышеуказанную позднюю хронологию(1991 Jastrzebski, 190;. Bronicki et al. 2003). Что особенно важно, датировка Зимно и Городка Надбужного подтверждается находками здесь «импорта» Трипольской культуры, относящимися к позднейшими фазами
( конец фазы СII) Городокской группы (Jastrzebski 1991).Помимо этого подражания керамике Городокской группы Триполья были обнаружены на поселении Новый Майдан (Bronicki / Kadrow 1988; Bronicki et al.2003, 125-129).
В окрестностях Броничичей и в других областях юго-востока Польши, поздняя фаза Культуры Воронковидных Кубков типологически развивалась без инокультурного влияния, за исключением редких Трипольских импортов. Очевидно, что поздние локальные группы Трипольской культуры имеют точно такую же хронологию (2700/2600 ВС: Городок, Кашперица и др.). Однако, есть еще один ключевой вопрос. Каким временем можно датировать само начало всех упомянутых выше групп? Пока остается неясным, появляются ли они до 3000 ВС или же после этого времени. И можно ли их рассматривать в связи с ранними фазами Культуры Шнуровой Керамики? Если возникновение этих групп окажется более поздним, то тогда в анализ следует включить и несколько более ранние группы Трипольского горизонта, такие как Троянов, Выховатовка и т. д. (Dergacev 1991, 10-12, 18-21,23-24).Начало Культуры Шнуровой керамики датируют 2900-2800 ВС (Machnik 1998 , 13,
Wlodarczak 2001, 108).
Благодаря исследованиям М. Шмит ( Szmyt 1999, 52-85), теперь нам известно гораздо больше о хронологическом отношении Культуры Шаровидных Амфор с другим одновременным культурам к востоку от р. Вислы. Первое появление ее носителей на Волыни происходит около 2950 ВС. А чуть позднее КША распространяется в Подолии и Молдавии, вплоть до дельты Дуная.

Реконструкция экологических изменений и их влияния на способ существования на рубеже IV-III т.л. до н.э.


К настоящему времени имеется несколько публикаций по результатам спорово-пыльцевых анализов и соответствующей реконструкции образа жизни населения на рубеже IV-III т.л. до н.э. на территории юго-восточной Польши и соседних областей Украины и Словакии (Кruk, 1980; Ralska-1980 Jasiewiczowa, 132-198; Harmata 1995 года; Madeyska / Obidowicz 2001 года; Szczepanek 2001).
Результаты спорово-пыльцевых анализов выявили интересную закономерность. На интенсивно заселенных территориях ( лессовые возвышенности с многочисленными следами поселений эпохи неолита и раннего энеолита) показали, что частицы пыльцы, относящиеся к первой половине III т.л. до н.э. - Культуре Шнуровой Керамики, являются продолжением показателей, характерных для второй половины IV т.л. до н.э. - времени бытования Культуры Воронковидных Кубков. Это может указывать на то, что способ существования и ведения хозяйства в среде сообществ КШК был таким же как и в предшествущих им сообществах КВК: разведение крупного рогатого скота, овец, посевы зерновых. Тем не менее, пыльцевые диаграммы из горных или из других территорий - без следов заселения их носителями КВК, дают иную картину. Несмотря на присутствие разнообразных следов носителей Культуры Шнуровой Керамики в непосредственной близости от тех мест, откуда брались пробы для анализа, на диаграммах показатели человеческой деятельности либо отсутствуют, либо очень незначительны, например в Чергове (Szczepanek 2001.180; Budziszewski / Skowronek 2001, 161) или в Холержине (Madeyska /Obidowich 2001,73 ; Kadrow 2001, 87).
В Чергове «изменения в пыльце соответствуют климатическим изменениям, реконструированным для Суббореального периода. Наличие здесь сообществ финального неолита ( КШК — прим. мое) положительно подтверждается археологическими находками, но исключительно плохо отражаются на диаграммах»(Budziszewski /Skowronek 2001 ,161).
Таким образом, можно заключить, что на ранних стадиях Культуры Шнуровой Керамики, ее носители на незаселенных до этого землях, ведут такую хозяйственную деятельность, которая не оставляет отчетливых следов на спорово-пыльцевых диаграммах. Иными словами, хозяйственная деятельность людей КШК вряд ли повлияла на природную среду.

Последними исследованиями речных долин Центральной и Восточной Европы, установлено что увеличение активности рек обусловлено климатическими изменениями (Kalicki 1997b; 2006). Реконструированные климатические изменения, основанные на наблюдениях за колебанием уровня Альпийских озер, подтверждают вышесказанное (Magny 1995).
В нашем случае наиболее интересными являются два периода увеличения речной активности, т. е. на рубеже Атлантического и Суббореального периодов и раннем периоде последнего (СБ-I). В долине Вислы возле Кракова, два этих периода датируются 5500-4800 ВР и 4500-4000 ВР(Kalicki 2006, 292). В долинах немецких и чешских рек, влажные периоды датиуются аналогично, т. е. до 5000 и 4700-4300 ВР соответственно (Kalicki et al. 1997,100-103). Естественно, что все эти периоды состояли из коротких колебаний более влажных и более сухих суб-периодов (Magny 1993 ; Kalicki 2006,300).
В Малой Польше старший из указанных периодов речной активности соответствует времени поздних групп Культуры Лендьел-Полгар и ранней Культуры Воронковидных Кубков (4400-3500 ВС). Второй период соответствует промежутку эволюции Баденской Культуры, поздней фазе Культуры Воронковидных Кубков и ранней стадии Культуры Шнуровой Керамики ( 3300-2500 ВС).
Несмотря на использование различных методов, палеогеоргафические исследования позволили констатировать одновременное наступление фазы повышения речной активности в долинах рек Центральной и Восточной Европы. Одновременность этих этапов не обусловлена антропогенным фактором (Kalacki 2006, 301). Все указывает на климатические причины таких колебаний и как результат изменение окружающей среды , антропогенный фактор мог лишь отчасти усилить эти природные изменения.
Изуение окружающей палеосреды с IV т.л. до н.э. на лессовых возвышенностях Малой Польши (Kruk et al.1996), похоже поддерживает вышеизложенное мнение.
Однако сам Крук неоднократно представлял противоположную точку зрения (Крук 1973, 1980) о существенном и первичном влиянии подсечно-огневого земледелия, практикуемого сообществами Культуры Воронковидных Кубков, на увеличение эрозии, обезлесивания и т. д.
Но данные, полученные в долине реки Сончигновка, показали наличие типов фауны, характерных для открытых ( беслесых) ландшафтов уже на рубеже V-IV т.л. до н.э. , т. е. задолго до интенсивного заселения этих мест носителями КВК (Kruk et al.1996, 69).
Реконструированная последовательность глобальных климатических изменений и их воздействие на окружающую среду (Kalicki 2006 , 292) возможно влияет и на образ жизни и способ существования человеческих коллективов.Я хотел бы подчеркнуть слово «возможно».Это означает, что последствия природно-климатических изменений только создают условия для изменения способа существования, а не определяют их непременно и напрямую. Экономические изменения, в соответствии с экологическими,учитываются лишь в еденичных случаях ( например в некоторых частях лессовых возвышенностей Малой Польши). Как отразились эти колебания на жизнь неолитических общин многих регионов Польской низменности, Белоруссии и т. д. - такого ответа нет.
Наконец, я хотел бы обратиться к обсуждению ведущими польскими археологами (Machnik 1992; Valde-Nowak 1995) основного образа жизни и способов существования людей Культуры Шнуровой Керамики в горных районах.
Это представляется очень поучительным, поскольку позволяет нам обнаружить некие предположения, лишь в редких случаях встречающиеся в археологических публикациях.
Поселения Культуры Воронковидных Кубков в восточной части Карпат интерпретируются в качестве системы, которая своей хозяйственной деятельностью привела к обезлесению местного пейзажа. Вырубка леса достигла таких размеров, что пастухи Культуры Шнуровой Керамики могли войти на эти территории и без каких-либо проблем продолжать здесь свое скотоводство (Machnik 1992, 56).
Вместе с тем, территориальный диапазон распространения КШК был гораздо шире, чем ареал КВК — люди Культуры Шнуровой Керамики жили и на областях, охваченных «первобытным» лесом. В такой ситуации им нужно было создавать запасы в этих лесах, или — что не является вероятным , они должны быть охотниками и собирателями (Valde-Nowak
1995, 144).
Для обоих исследователей «очевидно», что носители Культуры Шнуровой Керамики должны быть пастухами, а обезлесение территорий возникает только в результате антропогенной деятельности в целом и подсечно-огневого земледелия, практиковавшегося носителями Культуры Воронковидных Кубков — в особенности.
Однако, в свете палеогеографичесских исследований, совершенно ясно, что процессы обезлесения, в основном, обусловлены увеличением речной активности в долинах рек и эти процессы лишь дополнительно могут быть усилены человеческой деятельностью( Kalicki 2006, 301-302).
Вместе с тем, нет никаких серьезных оснований утверждать о том, что только один способ существования был возможен в рамках одной археологической культуры.
Многие антропологические наблюдения показывают нам примеры перехода от земледелия к скотоводству, причем членами одной и той же одновременной этнической группы (Mace 1993).
И последнее. Археологическая культура не означает, что ее материальная составляющая обязательно определена определенной этнической, либо социальной группой.

Замечания о способе существования сообществ , поселениях и генезисе Культуры Шнуровой
Керамики в первой половине III т.л. до н.э


Теперь пришло время, чтобы начать реконструкцию возникновения КШК, используя все собранные выше данные.
Во внутренней хронологии КШК, комплексы А-горизонта традиционно считаются древнейшими (Buchvaldek 1977). Я соглашусь с Й. Берном (Bearn 1977,31), что идея А-горизонта является одной из лучших идей в археологии.
Могильные комплексы, содержащие материалы А-горизонта из восточных частей Малой Польши и прилегающих частей Западной Украины относяся к ранней стадии КШК (Furholt 2003). Как уже говорилось, наиболее ранние ее памятники приурочены к 2900 ВС, а возможно, даже и к 3000 ВС. Все датированные радиокарбонным методом ранние памятники КШК в Малой Польше находятся на юго-восточной окраине территории Культуры Воронковидных Кубков. Конечно памятники КШК ( в первую очередь погребения под курганными насыпями) распространяются и дальше на Восток. Область их компактной локализации не ограничивается пределами Золотой Липы и Верхнего Буга (Machnik 1998), поскольку есть памятники этой культуры, расположенные в Подолии и Волыни
(Machnik 1998). Некоторые из них следует отнести к поздним этапам КШК, но другие, вероятно, связаны с ее старейшими фазами (Sulimirski 1968). Все они находятся на территории поздней фазы Трипольской Культуры ( вторая половина фазы C-II: Dergacev 1991; Szmyt 1999). Пытаясь найти корни КШК, мы должны рассмотреть ситуацию на территориях локальных Трипольских групп в конце IV т.л. до н.э. на Волыне и в Подолии. Культуру Воронковидных Кубков следует исключить из нашего анализа, поскольку любые из древнейших черт КШК могут быть найдены на этих территориях. Культура Шаровидных Амфор также должна быть исключена из данного анализа, поскольку начало миграции ее носителей на Волынь и Подолию относится ко времени примерно 2950 ВС.

Однако, вначале я хотел бы обратить внимание на тот факт, что украинские и российские археологи используют своеобразный вариант абсолютной хронологии энеолита( Rassamakin 1999, 127-129; Кotova 2005), на основе анализов Киевской Радиоуглеродной Лаборатории, результаты которой обычно дают более ранние даты, чем те, которые используются в Центральной и Юго-Восточной Европе (Szmyt 1999, 83-85; Kadrow et al.., 2003, 125-127; Mantu1998, 177-179).

Во второй половине IV т.л. до н.э. сообщества различных групп Трипольской Культуры продолжают эксплуатацию верхних частей лессовых возвышенностей, используя прежде всего подсечно-огневую систему земледелия.
Как и в случае с Культурой Воронковидных Кубков, но в гораздо более интенсивной форме, этот способ усилил последствия естественного увеличения влажности ( 3400-2400 ВС) и усиление речной активности в долинах украинских рек. В результате происходит масштабное обезлесение пространств. Эти явления усиливают скотоводческие тенденции в хозяйстве и вызывают изменения в выборе мест для поселений. Сокращается число прежних больших поселенческих центров, в некоторых районах появляются новые укрепленные центры. Какая-то часть населения начинает все более специализироваться на скотоводстве и вести подвижный образ жизни. « В лесостепной зоне обычно увеличивается тенденция к скотоводству и охоте, в тоже время сохраняются и земледельческие традиции, как это видно на примере Софиевкой и Городской групп» ( Rassamakin 1999,149).
В конце Трипольской Культуры ее земледельческая система рухнула полностью.
Начиная с конца IV т.л. до н.э. мобильная часть Трипольского населения продвигается в степную зону, что подтверждается наличием их многочисленных могил на Юге ( Rassamakin 1999, 122-125). Вместе с этим, мир Триполья, абсорбирует в себе множество степных элементов.Среди прочих была и шнуровая орнаментация, известная уже с V т.л. до н.э. в Скелянской культуре. Отпечатки шнура часто встречаются и на керамике Выхватики ( Dergacev 1991,14-15), Трояновской (Videiko 1999) и Городокской групп. Многие керамические формы, характерные для Выхватинки, могли послужить прототипами для т. н. Тюрингских амфор, которые распространены в и бассейне Днестра за пределами распространения Культуры Шнуровой Керамики (Sulimirski 1968).
Безкурганые захоронения с положением костяка в скорченной позе на левом или правом боку известны в Выховатинской группе Трипольской культуры. Среди 65 могил Выхватинки, только три костяка находились в вытянутом на спине положении. Женские погребения, как правило, совершены на левом боку. В случае мужских погребений, пять из них находились также на левом боку, а четыре- на правом (Dergacev 1991, 32-40).
Такой похоронный обряд напоминает захоронения Полгарской культуры — с различным положением в могилах мужчин ( на правой стороне) и женщин ( на левой) (Lichter 2001, 267-353) и погребальный обряд Культуры Шнуровой Керамики.
Помимо этого, захоронения в скорченном положении в могилах без каменных конструкций под курганными насыпями (тип III В) характерны для культуры типа Нижняя Михайловка на Нижнем Днепре, датируемых IV т.л. до н.э. ( Rassamakin 2004, 14, 54-55,168-170).
Подводя итоги вышеприведенных данных, можно выдвинуть гипотезу о происхождении, социальной структуре и способе существования ранней Культуры Шнуровой Керамики.
Начиная с 3300 ВС, глобальные климатические изменения приводят к усилению речной активности в долинах рек и обезлесению пространств, усиленных деятельностью человеческих коллективов. В оседлых земледельческих сообществах это приводит к усилению роли скотоводства в хозяйстве и номадизации населения. Все это вызывает изменения и в социальной структуре. Вместо больших стабильных общин возникают меньшие по численности мобильные родственные группы населения. Эти изменения находят отражение и в материальной культуре.Несколько веков влияния степных сообществ частично приводит к появлению новых символов и новой идеологии. Новая картина мира ( Habermas 2002, 79-105) представленноя только что появившимися сообществами, состоящая из новых и старых местных элементов, явила собой совершенно новое качество — Культуру Шнуровой Керамики.

Продвижение носителей Культуры Шаровидных Амфор на Юго-Восток (Szmyt 1999) через территорию Культуры Шнуровой Керамики ( Волынь, Подолия, верховья Днестра) разрушило их прежнюю общественную структуру. Они находят убежище и условия для своего дальнейшего развития на территории Культуры Воронковидных Кубков. Вначале они проникают только на окраинные ареалы, на что указывает распространение памятников КШК в Малой Польше и только случайно появляются в густо населенных центрах, как в случае с Сандомирско-Опатовской возвышенностью, где совместно с пришельцами из среды Культуры Шаровидных Амфор создают синкретическую культуру Злота.
Вначале, проникнув только на незаселенные участки, покрытые дремучими лесами, люди Культуры Шнуровой Керамики должны были отработать все возможные способы существования и выживания в соответствии с местными условиями, занимаясь в основном охотой и скотоводством. Однако по своей сути они были пастухами, что подтверждается многочисленными степными элементами в их материальной культуре. Позднее локальные линии развития на различных территориях, в соответствии с местными природными условиями, приводят к различным типам адаптации.


Ниже представлена очень своеобразная и малораспространенная точка зрения о происхождении Культуры Шнуровой Керамики, принадлежащая польскому исследователю Станиславу Кадрову.

S. Kadrow.
Settlements and Subsistence Strategies of the Corded Ware Culture at the Beginning of the 3 rd millennium BC in Southeastern Poland and Western Ukraine.

Umwelt – Wirtschaft- Siedlungen im dritten vorchristlichen Jahrtausend Mitteleuropas und Sudskandinavies. Kiel 2005

С. Кадров.
Поселения, образ жизни и способ существования носителей КШК в начале 3 т.л. до н.э. в Юго-Восточной Польше и Западной Украине.

Предисловие.

В последней работе И.Мюллера (2003) проведена реконструкция в изменениях образа жизни,
способах обработки земли, системе поселений и в погребальных обрядах , происходившие в некоторых регионах Германии и Швейцарии в течении III т.л. до н.э. Основываясь на результатах спорово-пыльцевого анализа для указанных территорий (cf.Haass al.2002), он пришел к выводу о преемственности в способах ведения хозяйства между культурой Хорген или Воронковидных Кубков и Кульурой Шнуровой Керамики. До 2500 ВС никаких изменений в экономическом укладе населения указанных территорий не происходит (Muller 2003,3-6). В таких густо населенных районах как например Средняя Эльба-Заале по-прежнему наблюдается существование небольших поселений, продолжается и перерыв в функционировании крупных населенных пунктов. Автор также констатирует, что дифференциация погребального обряда в соответствии с полом умершего, характерная для Культуры Шнуровой Керамики, возникает раньше, т. е. в эпоху позднего неолита в среде носителей Культуры Воронковидных Кубков. Резюмируя все вышесказанное, Мюллер отмечает, что произошедшие конце позднего неолита, на рубеже III т.л. до н.э.,изменения были в основном лишь социального характера, а образ жизни и занятия населения остаются прежними. Аналогичное мнение, в основном касающееся уклада хозяйства, было высказано несколько ранее ( J.Luning 2000,209-210).
Противоположная картина динамики экономических, социальных и культурных изменений на рубеже IV-III т.л. до н.э. в Юго-Восточной Польше представлена в работах Я.Kрука
( 1973, 190-225; 1980, 324; Kruk/Milisauskas 1999, 171-273; Kruk et al.1996, 100-105 ; Milisauskas/Kruk 1989). Его подход основан на предположении о системных взаимоотношениях между природной средой, средствами существования и поселениями. Основная идея автора может быть резюмирована в следующем предложении: « Широкое использование возвышенностей для подсечно-огневого земледелия в течении более 500 лет носителями Культуры Воронковидных Кубков, приводит к непрерывному увеличению обезлесенных регионов. К концу существования Культуры Воронковидных Кубков, адаптация на основе широкого выращивания зерновых культур приводит к изменению системы постоянных поселений. Расширение лесостепной зоны более подходит для выпаса, что приводит к увеличению поголовья стада» (Kruk et al.1996,125). Стрессовая ситуация, как результат долгосрочного воздействие человека на окружающий ландшафт явилась причиной глубоких изменений в социально-культурной и экономической областях.
Однако, следует подчеркнуть, что указанная реконструкция, хорошо подтверждается только последовательным изменением поселений (Kruk 1973) и лишь частично данными палеоботаники (Kruk 1980,119-274) и палеогеографии (Kruk 1996, 55-94).
Эти две представленные противоположные точки зрения являются очень полезной отправной точкой для моих дальнейших рассуждений о характере ранней Культуры Шнуровой Керамики в целом, но особенно в Юго-Восточной Польше и соседней Украине.

Поселения.

В 1996 г. совместная Польско-Украинская экспедиция провела первые раскопки поселения Культуры Шнуровой Керамики на Верхнем Днестре на Западной Украине (Machnik al.1997),
( поселение Сиде — прим. мое).
Было вскрыто 400 кв.м. площади поселения, расположенного на возвышенности. На этой же возвышенности находится и один из многочисленных курганов. В культурном слое прослежено несколько очажных пятен,обнаружены фрагменты керамики и кремневые артефакты.Часть керамики представлена типичной шнуровой керамикой, другая украшена елочным узором. Ниже этой керамики, в слое коричневого песка найдены фрагменты сосудов Культуры Воронковидных Кубков. Оба слоя прорезаны могильной ямой, относящейся к Культуре Шнуровой Керамики. Общая площадь поселения остается невыясненной, предположительно она распространяется далее к югу за пределы археологического раскопа. Стиль керамики указывает на принадлежность исследованного поселения к ранней фазе Культуры Шнуровой Керамики. Это подтверждается и радиоуглеродными датами (4290 + -90 BP; 4160 + -80 BP).



Недавними спасательными раскопками в Клайе, примерно в 25 км. к юго-востоку от Кракова, выявлена стоянка, также относящаяся к данной культуре. Этот памятник представляет исключительный интерес, поскольку является первым и единственным раскопанным поселением ранней стадии Культуры Шнуровой Керамики на территории Малой Польши.
На площади 700 кв.м. найдено более 400 кремневых артефактов и фрагментов керамики, в том числе восемь из них с типичным шнуровым орнаментом. Все находки залегали в тонком (10-15 см.) слое суглинка. Также зафиксировано одно очажное пятно.
Следующая стоянка рассматриваемой культуры находится примерно в 1 км. к востоку от поселения в Клайе - это Станиславице пункт 10 (Сzekaj-Zastawny et al.2002, 34-36). Отсюда происходят два кремневых рабочих топора и несколько фрагментов керамики. Обе стоянки расположены на небольшой возвышенности первой террасы реки Раба.
Есть также последние сообщения о находках соответствующей керамики в ходе раскопок в Тороговишко, пункты 8-11, расположенные в нескольких километрах к западу от упомянутых выше памятников (Witkowska 2006).
Другие местонахождения Культуры Шнуровой Керамики известны в Чергове, пункт 3 (Budziszewski / Skowronek 2001), в Бжестове Дальнем (Valde-Новак / Strakosova 2001) и в Любиша-Мерава (Valde-Новак, 2001). Все они расположены в нижней Бескиде ( часть Западных Карпат в Польше и Словакии) и на возвышенности Ондава ( Словакия). Инвентарь в основном представлен кремневыми артефактами (Любиша-Мерава и Бжестов Дальний), либо исключительно таковыми ( Чергова). Фактически все эти местонахождения представляют собой места по обработке кремня.
Кроме того, известны и другие памятники КШК — на Краковско-Ченхостовской возвышенности. В предварительных отчетах сообщалось и о других поселениях этой культуры в различных частях юго-восточной Польши (Witkowska 2006).
Есть некие общие особенности, которые являются общими для всех поселений КШК, упомянутых выше.
Некоторые располагаются в верхней части лессовых возвышенностей, там же где и типичные поселения Культуры Воронковидных Кубков ( в случае с Сиде).
Другие находятся в тех местах ( первая надпойменная терраса , как в случае с Клай 34, на Краковско-Ченхостовской возвышенности и пр.) которые, как правило, не заселялись носителями КВК. Все-таки почти во всех случаях поселения КШК расположены в окраинных зонах от больших скоплений поселений КВК.

Продолжение следующем посте


Автор - пользователь Профессор Перзеев
Материал с форума
http://www.balto-slavica.com/forum/index.php?showtopic=12584&st=20
Tags: археология, бронзовый век, доистория, культура шнуровой керамики, неолит
Subscribe

  • Древнейшая карта в Европе

    Карты - привычная часть нашей жизни. Я постоянно смотрю по картам в интернете адреса или пробки. Я с трудом могу представить человека, который…

  • Погребальный обряд трипольской культуры

    Есть некоторые темы, до которых руки почему-то годами не доходят. У Авиловой есть диссертация о погребальном обряде земледельческих культур…

  • Донские казачьи городки

    Не доистория, но тоже археология, интересно. Сохраню. Какова была численность казаков на Дону в XVI, XVII, начале XVIII веков? В каких жилищах…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments