andvari (andvari5) wrote,
andvari
andvari5

Categories:

Птицы в могилах: предок, проводник в загробный мир или еда

В предпоследнем посте  2020 года я разместил реконструкцию мезолитического погребения из Дании, где в могилу было уложено лебединое крыло. В комментариях озвучили несколько предположений, что это могло значить. Между тем, кости птиц, да и животных вообще – не такое уж редкое дело в мезолитических  и неолитических погребениях охотников-собирателей Европы. Начнем с птиц и Северной Европы. Поможет нам в этом одна замечательная статья, ссылка на которую будет внизу.

Примерно так распределяются находки птиц в мезолитических памятниках Северной Европы.Части пернатых в мезолитических и неолитических погребениях охотников-собирателей могли иметь самое разнообразное значение.

Например, как предок рода, животное-тотем:

«Индикаторы животного тотемизма (бурый медведь Ursus arctos, лось Alces alces, бобр Castor fiber, лебедь- кликун Cygnus cygnus, уж Natix natrix и др.) известны из многочисленных доисторических и исторических источников в Северной Европе (например:Tilley, 1991; Ernits, 1992, р. 116; Zvelebil, 1997,р. 45; Loze, 2003). Сойка (Garrulus glandarius)могла быть тотемным животным для средненеолитических людей в Звейники, северная Латвия, так как ее крылья или части крыльев были найдены в нескольких могилах (Mannermaa, 2006).Кости птиц найдены в многочисленных мезолитических и неолитических захоронениях Северной Европы, но они не были изучены в широкой перспективе (Гурина, 1956; Jaanits,1957; Guminski, 2005; Mannermaa, 2006). Знаменитая и часто цитируемая археологическаянаходка — могильник позднего мезолитаVedbǽk Bǿgebakken в Дании, в котором захоронены молодая женщина и новорожденный ребенок, уложенный на крыле лебедя-кликуна(Albrethsen, Brinch Petersen, 1976). Интересен пример использования птиц в неолитических погребальных обрядах, когда для украшения использовались бусины из птичьих костей (например, средненеолитические захоронения Ajvide (около 4000 лет назад) на о. Готланд, Швеция, и Tamula (около 4900 лет назад) в юго-западной Эстонии. Захоронение VII в Тамуле содержало ребенка, около рук которого лежали необработанные локтевые кости серого журавля (Grus grus) (Jaanits, 1957). Более того, в Тамуле найдена лучевая кость беркута (Aquilachrysaetos) между позвоночником и левой рукой взрослого мужчины, а у другого взрослого человека, предположительно женщины, рядом с головой лежала лучевая кость глухаря  (Jaanits,1957, р. 81, 86). Такие захоронения, где птичьи крылья или части крыльев были помещены около рук, создают впечатление, что эти птицы могли играть роль посредника, носителя между различными мирами существования. Кости птиц также были найдены в мезолитическом могильнике Попово, расположенном относительно близко к Онежскому озеру, но они не были определены до вида (Ошибкина, 1982; 1994). В рядом находящимся погребении Песчаница, которое относится к той же культуре Веретье, найдены кости уток и глухаря (Ошибкина, 1994)».

Однако положение птиц в могилы в Северной Европе не ограничивалось соображениями тотемизма. Один из богатых птицами могильников мезолита - это Олений остров. Там представлены следующие виды птиц.

Но привязать к определенным погребениям можно куда меньшее количество костей. При этом:
«Наиболее выразительными птицами из захоронений Южного Оленьего острова являются скопа, орлан-белохвост и бородатая неясытьОчевидно, что скопа занимала особое место либо в идеологии, либо в материальной культуре людей, погребенных на кладбище, и здесь кажется невозможным отдать предпочтение какому-либо из этих двух аспектов человеческой жизни. Однако наличие в могилах преимущественно костей ног и особенно голеней представляется очень важным. Возможно, что задние конечности представлялись древним людям особенным объектом, поскольку они видели, что удлиненные ноги скопы в процессе поимки рыбы играют исключительную роль: птица выхватывает ими жертву из воды, тащит в гнездо, где расчленяет ее и поедает».


Скопа

Орлан-белохвост представлен здесь абсолютно другими элементами скелета, нежели скопа: исключительно коракоидами и лопатками, что находится в противоречии с данными из других археологических памятников, где кости ног орлана многочисленны (Mannermaa, 2006;Guminski, 2005). Коракоиды и лопатки трудно удалить при разделке тушки и изъятии грудных мышц.  Положение исключительно этих костей орлана-белохвоста в захоронениях может указывать на то, что грудные мышцы помещались туда как жертвенная ритуальная пища. Возможно, мясо птицы поедалось также во время церемонии похорон.

Орлан-белохвост
Кость бородатой неясыти из погребения мужчины № 56 происходит из дистальной части крыла. Мы не знаем, была ли эта кость положена вместе с оперением или без него. Необработанные кости животных часто интерпретируются исследователями как остатки пищи (Popova, 2001; Zagorska, Lõugas, 2000;Fahlander, 2003, р.109), но в данном случае говорить о наличии мяса не приходится. Думается, такие фрагменты в составе оперенного крыла или как изолированные кости были важны по иным причинам, нежели кулинарные. В верованиях саамов отдельные птицы считаются либо помощникам шамана, либо духами-хранителями (Hultkrantz, 1987; Schanche,2000). Кроме того, кости в захоронениях и местах жертвоприношений саамов представляют дух животного, вместилище силы умершего зверя (Schanche, 2000, р. 299). При этом считается, что помещение в могилу таких костей передает силу животного умершему соплеменнику (Schanche, 2000, р. 296).  Изолированные кости крыла могли символизировать здесь целые крылья; в погребальных ритуалах нередко используются те части тела животных, которые напрямую отражают элементы сложных взаимоотношений этих животных и человека(Schanche, 2000, р. 295; Fowler, 2004, р. 136–137).


Бородатая неясыть

Нетрудно понять, почему именно хищные птицы играли особую роль: отточенная техника охоты объединяет скопу, орлана-белохвоста и сову.  Все три вида — великолепные охотники.Это могло делать их столь важными для людей, хоронивших соплеменников на кладбище Южного Оленьего острова. Великолепное зрение, сила и мощь высоко ценились в эту эпоху и в птицах, и в человеке.

А вот про лебедя. Интересно, что часть погребенных с его крыльями (Вэдбек и Тамула) - это дети, хотя авторы статьи особенно не заострили на этом внимания. Но есть подобные примеры и из других мест Европы.

"Лебедь-кликун представлен исключительно костями крыльев, и, к сожалению, только одна из этих костей может быть привязана к конкретной могиле (карпометакарпус из захоронения № 65). Невозможно абсолютно точно интерпретировать такие находки из-за отсутствия контекстуальных данных, однако установлено, что кости лебедя-кликуна  происходят по крайней мере от двух крыльев (правого и левого), положенных при погребении в одну или несколько могил. Случаи положения крыльев лебедя в захоронение известны из мезолита Дании, как указывалось ранее. Могила VII в Тамуле — это погребение ребенка, лежащего на спине, с необработанной локтевой костью журавля возле рук (Jaanits, 1957).Кроме того, из неолита Тамулы известно погребение мужчины, где среди множества других объектов, лежавших между позвонками и левой рукой покойника, была обнаружена лучевая кость орлана-белохвоста. В другом погребении, предположительно женском, лучевая кость глухаря была найдена возле головы покойника(Jaanits, 1957, р. 81, 86). Когда в могилах крылья или части крыла располагаются у рук человека, это можно интерпретировать двояко: либо птица подчеркивает социальный статус погребенного, либо выступает проводником души умершего в иной мир.
Лебедь-кликун занимает особое место в древнейшей истории Онежского озера, что подчеркивается наличием неолитических наскальных рисунков лебедя в этом регионе; большая часть изображений посвящена именно ему и другим водоплавающим птицам в различных  композициях (Poikalainen, 1999). На важность лебедей и журавлей указывают также данные с древних поселений Финляндии; лебедей напоминают большинство изображений птиц на неолитической керамике из Финляндии и Западной России(Pesonen, 1996). Малочисленность остатков этого вида в остеологических коллекциях с памятников мезолита, неолита и раннего железа данного региона может быть объяснена неким запретом-табу  на добычу лебедя, сохранявшимся на протяжении практически всего голоцена (Mannermaa, 2006)".
В следующем посте постараюсь рассказать о погребениях остальных животных в мезолите Европы. А более подробно о птицах в могилах охотиков Северной Европы можно почитать здесь.

Птицы в мезолитических и неолитических погребениях Северной Европы – что говорят эти находки о людях и среде их обитания?

https://www.researchgate.net/publication/270272948_Pticy_v_mezoliticeskih_i_neoliticeskih_pogrebeniah_Severnoj_Evropy_-_cto_govorat_eti_nahodki_o_ludah_i_srede_ih_obitania

BIRDS IN LATE MESOLITHIC BURIALS AT YUZHNIY OLENIY OSTROV
(LAKE ONEGA, WESTERN RUSSIA) – WHAT DO THEY TELL ABOUT
HUMANS AND THE ENVIRONMENT?

http://www.sarks.fi/fa/PDF/FA25_3.pdf

Tags: археология, животные, мезолит, охотники, ритуалы
Subscribe

Posts from This Journal “ритуалы” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments