?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Хвалынская культура - это археологическая культура энеолитического времени (медного века). Коллективный труд исследователей позволил многое узнать о нем, в том числе о том, как выглядели люди - носители ХЭК.



Антропологический материал представлен тремя основными могильниками - Хвалынским I, Хвалынским II и могильником Хлопков Бугор. Во-первых, интересно будет взглянуть на половозрастную характеристику погребенных в Хвалынских могильниках.

1. Демография

Для общей характеристики демографической структуры населения энеолитической хвалынской культуры смешивать имеющиеся данные нежелательно. Материалы каждого из могильников, вероятнее
всего, отражаютсобственное временное состояние конкретной локальной популяции и, соответственно, собственную демографическую специфику. Поэтому данные по трем могильникам и дадим по отдельности.

Хвалынск I
- В могильнике отмечена низкая смертность детей (26,4% в возрасте до 13 лет), также очень низкая среди мужчин подросткового и раннего зрелого возраста, особенно в пределах 20–29 лет. Удельный вес женской части (84,6%) значительно выше мужской в молодом возрасте (16–30 лет), что может быть связано, в первую очередь, с высокой родовой нагрузкой. До старческого возраста выживали немногие. При этом довольно значительное количество мужчин переступало порог пожилого возраста. Это может свидетельствовать, по данному автору, о привилегированном положении в обществе мужчин, что, как будто, находит отражение и в археологических материалах. Средняя продолжительность жизни населения, с учетом детей, составила 32,0 года, отдельно для взрослых мужчин 43,9 лет и для женщин 34,8 лет

Хвалынск II
-Половозрастная структура людей, погребенных в могильнике Хвалынск II, соответствует скорее мобильной группе, нежели оседлой, либо в целом более насыщенному событиями отрезку времени, влиявшему на жизнедеятельность коллектива. Здесь следует подчеркнуть высокую смертность молодого поколения (18–30 лет), биологически оптимального среди других возрастных категорий. В качестве причины этого и в целом количественного доминирования мужчин, вероятно, следует рассматривать стрессовую ситуацию социального происхождения. В целом можно сказать, что возрастная структура могильника Хвалынск II, а именно достаточно высокая детская смертность, большая доля погребенных молодого возраста являются отражением реальной демографической структуры палеопопуляции, в частности, высокой рождаемости и, вероятно, наличия в ней достаточно большой доли людей максимально дееспособного возраста. В сравнении с первым хвалынским могильником ,материалы второго демонстрируют несколько большую долю детского возраста, меньшие сроки жизни, как с учетом детей, так и отдельно для женщин и, особенно, мужчин, несколько большую фертильность женщин.

Хлопков Бугор
-Это небольшая выборка, состоящая лишь из тринадцати половозрастных определений — шести мужских и семи женских. Среди них по одному относятся к юношеской и пожилой категориям, 6 к молодой, 3 к зрелому возрасту. Два скелета сильно фрагментарны — возраст определить трудно. Скелеты, принадлежавшие индивидам детского и старческого возраста, отсутствуют. Отсутствие детской доли предопределяет возможность анализа только взрослой части группы. Здесь фиксируется высокий процент умерших людей в молодом возрасте. Средние сроки жизни мужчин составили 38,5лет. Эти два показателя сходны с таковыми для серии Хвалынск II. Отличием хлопковских материалов, как от второго, так и от первого Хвалынских могильников, являются низкие сроки жизни женщин — все они умерли в молодом, либо юношеском возрасте. Однако, скорее этот показатель связан с малым числом наблюдений.





Для Восточной Европы в неолите по сравнению с мезолитической эпохой прослеживается тенденция к увеличению рождаемости, некоторому уменьшению средних сроков жизни за счет детей и выравниванию соотношения полов (при доминировании числа мужчин по–прежнему), увеличению численности популяций [Козловская 1996]. Демографические характеристики неолитических групп первостепенно отражают смену образа жизни — сравнительно большую оседлость [Козловская 1996] и качественное развитие форм присваивающего хозяйства [Алексеев 1972; Козловская 1996].Можно говорить, что похожие тенденции, даже более отчетливые, наблюдаются в Поволжье в период развитого энеолита, связанные с функционированием хвалынской культуры. Отмечается, что население этой культуры вело комплексный тип хозяйства, сочетавшие вполне развитое скотоводство с промысловой деятельностью в виде охоты, собирательства и рыболовства [Агапов, Васильев, Пестрикова 1990; Петренко 2000]. Безусловно, это должно было положительно влиять на демографические процессы, в том числе на увеличение населения.


2. Остеология.

Аналогично первому пункту, данные группируются по могильникам.

Хвалынский I

длинные кости верхних и нижних конечностей характеризуются длиной больше средней и средней массивностью. Бедренные, большеберцовые, малоберцовые кости и ключица в женской и мужской
группах обнаруживают левостороннее увеличение. Плечевые, локтевые и лучевые кости в женской группе больше на правой стороне, в мужской, наоборот, локтевая и лучевая кости длиннее. Средняя длина тела, высчитанная по пяти формулам различных авторов, составляет 169,5 см для мужчин и 158,4 см для женщин.

Хвалынский II

Посткраниальный материал этого могильника представлен 19 мужскими и 5 женскими скелетами. В целом можно сказать, что население, оставившее могильник Хвалынск II, характеризовалось средним в мировом масштабе ростом, общим пропорциональным сложением, в нижних конечностях дистальным типом пропорций, тенденцией к грацильности развития на основе условного показателя объема скелета (УПОС) с одной стороны, и широким разворотом плеч, с другой. Рост у мужчин составил 169,9 см при размахе 164,4–176,2 см. Изменчивость в целом небольшая, что демонстрирует и квадратическое уклонение. Максимальное число индивидов (75%) имеет предпочтения к росту около 172,4 см. У женщин рост, в среднем составил 160,9 см. Среднестатистический вес, особенно сравнительно с ростом и пропорциями частей скелета невысок, что также говорит в определенной мере, о грацильном и, в некоторой степени, лонгилинейном сложении.


По имеющимся данным остеологические характеристики (табл. II.1, II.2) обеих хвалынских серий достаточно близки. Следует отметить, что, как и в первой серии, во второй прослеживается некоторая дисгармония в длиннотном развитии правых и левых конечностей. У мужчин, однако, их направленность иная. Практически все основные сегменты правых конечностей длиннее левых и лишь лучевые кости демонстрируют противоположную тенденцию. При этом длиннотные размеры левой стороны скелетов из могильника Хвалынск II идентичны таковым правой стороны скелетов могильника Хвалынск I.


3. Краниология

Хвалынск I

Для общей выборки Хвалынского I могильника характерен следующий тип: долихокранный, умеренно гиперморфный, резко выраженный европеоидный вариант.

В таблице представлены краниологические признаки останков из могильника Хвалынский I и двух черепов из этого же могильника, ранее не использовавшихся в литературе и впервые введенных в оборот в коллективной монографии "Хвалынский энеолитические могильники и хвалынская энеолитическая культура". Ряд признаков, таких как узкий лоб, малые симотические величины, определенная уплощенность лицевого отдела предполагают для данных черепов более отчетливое место в кругу древних европейских форм, а именно среди популяций северного происхождения, чьи физические характеристики не отражают понятие — «резко европеоидный». Следовательно, имеются основания говорить, что население, оставившее могильник Хвалынск I, не было гомогенным.




Хвалынск II

Для краниологического анализа в результате реставрации получено 20 мужских (включая один подростковый) и 7 женских черепов — максимально возможное количество материала. Мужские черепа в целом средней массивности. Мозговая коробка довольно крупная — имеет большой продольный, очень большой высотный, но при этом средний поперечный диаметры. По указателям они, соответственно, долихокраны, гипсикраны и акрокраны. Доминируют эллипсоидные (50%) и овоидные (25%) конфигурации. Рельеф надбровья и затылочной области умеренный, сосцевидные отростки велики. Лобная кость по наименьшей ширине на границе средних и больших величин, в профиль средненаклонная. Затылочная кость широкая, имеет очень большой угол перегиба. Основание черепа среднеширокое. Лицевой отдел по поперечным размерам специфичен — на верхнем уровне широкий, на скуловом средний, а на нижнем малый. Верхняя высота средняя. Верхнелицевой указатель мезен. Орбиты низкие, хамэконхные. Нос узкий и средневысокий, лептен. Горизонтальная профилировка довольно резкая, в вертикальной норме фиксируется ортогнатия по указателю выступания лица и мезо–ортогнатия по углу выступания альвеолярной части. Носовые кости среднеширокие и высокие, в профиль выступают сильно. Клыковая ямка малая. Нижняя челюсть характеризуется средней шириной ветви, мыщелкового диаметра, высоты симфиза и большими размерами угловой ширины, высоты тела. Подбородочный выступ сильно выдается вперед.

На основании средних характеристик можно говорить, что мужская и женская серии достаточно сходны. Это означает определенную однородность серии на уровне пола. Суммарный краниологический комплекс серии Хвалынского II могильника можно условно именовать как умеренно массивный, мезоморфный, долихо–акрокранный европеоидный




Хлопков бугор

Можно сказать, что для мужских черепов в целом свойственны довольно большая массивность, сильное развитие рельефа надпереносья и сосцевидных отростков, но слабое в затылочной области, а также крупные размеры нижних челюстей (табл. IV.11). Углы горизонтального профиля, измеренные на двух черепах, довольно большие. Женские черепа в целом, также как и мужские, обладают большой массивностью и характерным соотношением элементов макрорельефа, в основном крупными размерами нижних челюстей и некоторой уплощенностью горизонтального профиля лицевого отдела. Удается выявить, что для них свойственны преимущественно крупные широтные размеры как мозгового, так и лицевого отделов, низкий лицевой скелет. Клыковые ямки, сохранившиеся у двух черепов, весьма умеренные по глубине. По черепному указателю они мезо–брахикраны. Таким образом, по ряду краниологических черт прослеживается определенное морфологическое единство мужских и женских черепов из хлопковского могильника. При рассмотрении квадратических уклонений признаков суммарной серии многие из них оказываются с повышенной, чем в норме, изменчивостью. К таким признакам относятся продольный диаметр, наименьшая ширина лба, ширина основания черепа, ширина носа, высота орбиты, симотическая высота, черепной, носовой и орбитный указатели и другие. Это, как и индивидуальные краниологические характеристики черепов, могут свидетельствовать о неоднородности популяции, оставившей хлопковский могильник.





4.Физический тип и антропологический состав хвалынской энеолитической культуры

Следует подчеркнуть, что, как при индивидуально–типологическом анализе серии, так и по результату метода главных компонент, краниология хвалынской культуры демонстрирует максимальную степень полиморфии на фоне других сравнительно синхронных материалов степей и лесостепей Восточной Европы.

Физические особенности древнего населения реконструируют, в первую очередь, на
основании анализа краниологической и посткраниальной части скелета.
1. По части остеологии мы имеем выборочные данные двух хвалынских могильников. Характеристики, которые удалось получить для обеих серий, достаточно близки. В целом можно сказать, что население, оставившее хвалынские некрополи, характеризовалось средним в мировом масштабе ростом (169,7 см для мужчин и 159,6 см для женщин), в нижних конечностях дистальным типом пропорций, тенденцией к грацильности развития, с одной стороны, и широким разворотом плеч, с другой. Половой диморфизм выражен отчетливо. Отмечается определенная изменчивость признаков, как внутри серий, так и между собой.Она несущественна. Обосновывать эти результаты можно по–разному.
2.1. Многоуровневый анализ краниологических материалов могильников Хвалынск I,
Хвалынск II, Хлопков Бугор выявляет довольно сложный антропологический состав населения, создавшего и использовавшего эти некрополи. Отмечается физическая неоднородность носителей хвалынской энеолитической культуры, отчетливо проявляющаяся как на межгрупповом уровне, так и на внутригрупповом.
Эти три краниологических серии демонстрируют между собой разную степень морфологического сходства и различия. В первую очередь, отмечается большая близость материалов из обоих хвалынских могильников, которая касается и мужской, и женской части. Черепа обеих хвалынскиих серий в целом характеризуются долихокранной, средней или высокой мозговой коробкой, мезоморфным, хорошо профилированным лицевым отделом.
2.2. К сериям с такими характеристиками, как считает А.А. Хохлов не совсем корректно употреблять общий термин «умеренно гиперморфный тип», несколько укоренившийся по отношению к некоторым краниологическим материалам энеолита Поволжья, в частности к сериям Хвалынск I и Съезжее I. Размеры хвалынских черепов, относящиеся к категориям «очень большие» и «большие», имеют только продольный и высотный диаметры. Отчетливая гиперморфия или умеренная гиперморфия, касающаяся ряда тотальных признаков, а именно трех основных диаметров мозговой коробки, ширины и высоты лицевого отдела, с включением основных размеров нижней челюсти, степени развития макрорельефа, встречается только на части черепов, но не на всех. К слову, для ряда нео–энеолитических, как отдельных черепов, так и краниологических вариантов, юга Восточной Европы с размерными характеристиками, ни насколько не выше общесерийных хвалынских, используется название мезоморфный европеоидный тип [Беневоленская 1990; Потехина 1999].
Название «умеренно гиперморфный вариант протоевропеоидного типа» применительно для населения хвалынской энеолитической культуры также не состоятельно и во второй ее части. По мнению подавляющего большинства антропологов, характеристики больших рас — более или менее близкие к современным, складываются в мезо–неолитическое время, и уж тем более в энеолитическое. А.А. Хохлов полагает, что к сериям Хвалынск I и Хвалынск II, если уж и применять общее краниологическое название, то справедливо его обозначить как «мезоморфный, долихо-акрокранный европеоидный тип/вариант/комплекс».

Из краниологических серий хвалынской энеолитической культуры несколько выделяется хлопковская. Она характеризуется преимущественно большими размерами тотальных признаков, мезо–брахикранией, широким и средневысоким, умеренно профилированным по горизонтали лицевым скелетом. Эта серия демонстрирует тяготение к истинным гиперморфным формам, эталоном которых традиционно считаются нео–энеолитические черепа надпорожско–приазовского краниологического типа, выделенного И.И. Гохманом [Гохман 1966]. Несколько большая, чем мужская, выборка женских черепов хлопковского могильника, тем не менее, уступает в целом по размерам нео–энеолитическим женским черепам Надпорожья–Приазовья. Именно к хлопковской серии, в какой–то степени, можно применить название умеренно гиперморфный антропологический вариант. При этом всегда следует помнить, что такие общие названия целесообразно использовать только к сериям с более или менее однородным составом.
3.1. Во всех трех сериях не наблюдается существенных различий между характеристиками мужского и женского пола. Это может свидетельствовать о достаточно сбалансированном антропологическом составе на этом уровне в каждой из локальных групп, оставивших могильники хвалынской культуры, и о предпочтительности их брачных связей с членами каких–либо определенных коллективов.
3.2. Каждая из древнехвалынских серий демонстрирует разную степень морфологической неоднородности. Относительно материалов Хвалынск I и Хлопково ранее высказывалось мнение [Мкртчян 1988] об однородности этих выборок. Включение двух дополнительных мужских черепов (№ 127 и «Б») в общую серию Хвалынск I существенно не повысило внутригрупповую изменчивость отдельных признаков этой серии. Однако, новые черепа демонстрируют особые черты, близкие специфическим северным формам, альтернативными по структуре общехвалынскому «умеренно гиперморфному европеоидному типу», обнаруживающего, по мнению Р.А. Мкртчян [Мкртчян 1988] юго–западное направление генетических связей. Подтверждением гетерогенности населения, оставившего могильник Хвалынск I являются результаты канонического анализа (глава IV, параграф 6), где эта серия продемонстрировала близость к сериям разной географической приуроченности — с одной стороны, северной неолитической выборкой Черная Гора (север Окско–Донской равнины) и, с другой, южной Шенгавит (мезолит, Кавказ) и юго–западной Александрия (энеолит, Среднее Подонье). Это еще не означает прямой генетической связи населения хвалынской культуры с каждой из популяций, оставившей вышеназванные могильники, особенно с учетом их хронологического разброса. Однако и без внимания такого рода морфологические сходства, оставлять нельзя.
3.3. В составе хлопковской серии фиксируются разные морфологические комбинации.
Отчетливо представлены гиперморфные, брахи–мезокранные черепа. В определенной степени, они близки надпорожско–приазовскому краниологическому варианту. По результатам канонического анализа (глава IV, параграф 6) серия в целом обнаруживает тяготение именно к восточному крылу распространения гиперморфных форм [Черная гора / рязанская культура и т.д.]. В хлопковской серии фиксируются черепа и другого рода — некрупные, долихокранные, европеоидные. В связи с плохой сохранностью находок, вопрос о происхождении этого краниологического комплекса, особенно на уровне одного могильника, однозначно рассмотрен быть не может.

В материалах Хвалынского II могильника, вероятно, присутствуют два северных краниологических варианта, один из которых северо–восточной генетической ориентации, а другой в целом северной. Один, вероятно, связан с лаппоноидным комплексом, другой с уралоидным.
Другая и наибольшая часть хвалынской серии демонстрирует типично европеоидную морфологию в структуре черепа, а именно резко профилированный лицевой отдел. Здесь наметилось две основные морфологические группы. Одна из них, умеренно гиперморфная, мезокранная (вар. III), обнаруживает аналогии среди неолитических черепов Подонья (Дрониха, Ракушечный яр). Этот комплекс сочетает в себе крупный лицевой отдел с относительно небольшим мозговым. Видимо, он метисного происхождения. Морфологически его можно связывать к нео–энеолитическими группами Волго–Донского междуречья — формировавшимися в результате контактов гиперморфных и мезоморфных форм и, таким образом, рассматривать в роли особого антропологического компонента для сложения древнехвалынского населения. Одновременно можно считать его результатом метисации уже в хвалынское время — между носителями умеренно гиперморфных и гиперморфных форм, с одной стороны, и мезоморфных южноевропеоидных, с другой. Изучение этого вопроса нуждается в дополнительных материалах. Альтернативная группа (вар. I), характеризующаяся в целом мезоморфией, высокой, долихокранной мозговой коробкой, обнаруживает другое направление сходства. Эта группа обособляется по всем предпринятым аналитическим методам. Для эпох мезолита–энеолита такой или близкий комплекс географически распространен достаточно широко — зафиксирован в сериях Восточной Европы (Васильевка I, Васильевка III, Черная Гора и др.), Прибалтики (Звейниеки III и др.), Кавказа (Шенгавит, Джарарат, Беркабер), Средней Азии (Геоксюр, Карадепе и др.). Его древнейшие истоки традиционно связывают с районами Средиземноморья, при этом используя либо одноименную антропологическую терминологию — средиземноморский тип, либо более широкое по смысловому значению и географическому охвату название — южноевропеоидный тип. В предпринятом анализе мужским черепам этого комлекса могильника Хвалынск II обнаруживаются аналогии среди мезолитической серии Поднепровья Васильевка III. Грацильный краниологический комплекс, в какой–то степени, идентичный южноевропеоидному, мог существовать в северных областях Восточной Европы до появления хвалынской культуры. Вместе с тем, следует отметить, что «южноевропеоидные» черепа хвалынских могильников по структуре нельзя назвать грацильными — они скорее мезоморфные.

На основании полученных антропологическими методами результатов невозможно точно установить происхождение южноевропеоидного компонента в сериях хвалынской культуры.


О происхождении

Вероятно, что расогенез носителей хвалынской культуры проходил синкретично, с более или менее равным участием различных компонентов. Следует подчеркнуть, что организатором культурных новаций необязательно должен являться доминирующий численно антропологический компонент/ты. К примеру, удается проследить, что в могильнике Хвалынск II в «центральных» погребениях, насыщенных различным инвентарем, что обычно считают прерогативой принадлежности к элите общества, захоронены в основном люди близкие к южноевропеоидному типу.

Антропологическая преемственность:

Ближайшие морфологические аналогии в целом мезоморфному долихо–акрокранному европеоидному типу, свойственному сериям Хвалынск I и Хвалынск II, обнаруживаются на черепах из так называемых древнейших подкурганных погребений Нижнего Поволжья типа Бережновки [Хохлов 1998а, 2000]. Несколько в трансформированном виде представлен это тип в степных краниологических материалах Волго–Уралья (Саратовская и Оренбургская обл.) и, вероятно опосредованно, через Средний Стог в сериях раннего этапа ямной культуры Заволжья. Здесь следует уточнить, что древнеямное население Самарского Заволжья физически было более массивным и крупным. В его расогенезе приоритет следует отдать в большей степени коллективам гиперморфного облика, видимо, западного происхождения (Подонье), и в меньшей мезоморфным группам хвалынской энеолитической культуры. На основе ряда выявленных морфологических сходств [Хохлов 2006) можно предположить, что носители умеренно–гиперморфного брахикранного краниологического комплекса, проявившие себя в материалах энеолитического могильника Хлопков Бугор, повлияли на физическую специфику населения ямной культуры Северо–Западного Прикаспия


Генетика хвалынцев


Были исследованы несколько образцов хвалынской культуры, результаты следующие

Образец 10122 / SVP35 (grave 12) - Y-ДНК R1b1 и мтДНК H2a1.
У этого образца были, к слову, обнаружены медные артефакты, что говорит о его высоком положении. Возраст 20-30 лет, мужчина

Его морфологический тип близок к варианту II (см. ниже)


Так он выглядел





Образец 10433 / SVP46 (grave 1) - Y-ДНК R1a1 и мтДНК U5a1i.

Возраст 30-35 лет, мужчина

Морфологически входит в вариант III
Вариант III (№ 1, 27, 34). Общие для черепов признаки — долихо–мезокрания, в основном средние размеры мозговой коробки, хорошо развитый рельеф, широкое и, видимо, высокое лицо, мезо–ортогнатия, специфическая крыловидная конфигурация [по Ю.Д. Беневоленской 1990] скуловых костей с высоким телом, при этом обязательны очень большие величины поперечного фацио–церебрального указателя. Ширина носа (один случай) — малая, но, судя по очертаниям имеющихся нижних частей грушевидного отверстия, была аналогична для всех черепов. Нижние челюсти характеризуются большими широтными размерами, отчетливо развёрнутыми кнаружи углами и широкими, раздвоенными, сильно выступающими
подбородками.





А это его реконструкция



Образец 10434 / SVP47 (grave 17) - Y-ДНК Q1a и мтДНК U4a2 или U4d.


Возраст 45-55 лет, мужчина.

Его морфологическая характеристика попадает под вариант II

Вариант II (№ 13, 17, 18) сходен с первым по признакам массивности костей черепа, резкой профилировке средневысокого лица и абсолютно низким орбитам, но отличается более лептоморфными пропорциями, то есть этот вариант долихокранный, имеет более прямой лоб, узкое и сравнительно высокое лицо, особенно с учётом нижней челюсти. Абсолютная и относительная ширина носа (один случай) мала. Отмечается более высокий затылок и сильное развитие его валика, особенно на черепах № 17 и 18, а также более крупные, овальной формы и несколько выступающие в латеральном направлении сосцевидные отростки.




Его реконструкция




Генетические исследования этих образцов показывают, что люди хвалынской культуры, вероятно, имели смуглую кожу, темные волосы и карие глаза, а также не могли усваивать молоко.

https://genetiker.wordpress.com/2015/12/01/more-phenotype-snps-from-prehistoric-eurasia/

В обзоре использованы данные исследований антрополога А.А. Хохлова по ХЭК, опубликованные в посвященной ей коллективной монографии.

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars