andvari (andvari5) wrote,
andvari
andvari5

Category:

Приключения русов в Азербайджане

Недавно порекомендовали мне книгу А.П. Толочко "Очерки начальной Руси". Причем, порекомендовали люди серьезные и совету я внял. Начал читать недавно, очень интересно и это действительно стоит прочесть. Но в этом посте речь пойдет не о Толочко и его книге. Читая "Очерки...", наткнулся на мысли автора о том, что в ПВЛ хорошо освещены византийские походы руси-варягов, а вот о восточных и упоминаний-то считай нет. Хотя они были, да еще и какие. Один поход на Бердаа в 943\944 г. чего стоит. И упоминает о нем не один хронист, а несколько, что немало говорит о его значении в том регионе. Услышал я об этом походе еще лет 6-7 назад, когда немного интересовался этим периодом. Затем интерес как-то поугас, сменившись тягой к другим эпохам. А сейчас интересно было подробно почитать об этом событии.


Больше всего об этом походе русов рассказал Ибн Мискавейх (932-1030), который хорошо знал жизнь кавказских провинций и беседовал с очевидцами похода на Бердаа: «слышал я от тех, кто был свидетелем этой Русии, удивительные рассказы». В начале рассказа, Ибн Мискавейх, как и положено, описывает народ, который этот самый Бердаа и захватил. Тут все канонично: крупные, бесстрашные, жестокие русы. Затем рассказывает как эти северные люди проникли к Бердаа: пересекли море и через устье Куры дошли до города на судах. Всадников среди них не было, а если и были, то, вероятно, не так много, чтобы очевидцы это отметили. Конечно, появление непрошенных гостей не осталось незамеченным для жителей города и местный начальник поспешил выйти за стены. А с ним и триста спартанцев делеймитов . Правда было также "приблизительно такое же число бродяг и курдов. Простой народ убежал от страху. Вышло тогда вместе с ними (войско) из добровольцев около 5.000 человек на борьбу за веру". Интересная приписка насчет борьбы за веру. Может быть, чтобы набрать добровольцев, пришлось обращаться к религиозным доводам? Так или иначе, добровольцы явно переоценили свои силы, несмотря на численное превосходство (русов было не больше 3000).

"Были они (добровольцы) беспечны, не знали силы их (Русов) и считали их на одном уровне с армянами и ромейцами. После того, как они начали сражение, не прошло и часу, как Русы пошли на них сокрушающей атакой. Побежало регулярное войско, а вслед за ним все добровольцы и остальное войско, кроме Дейлемитов. Поистине, они устояли некоторое время, однако все были перебиты, кроме тех среди них, кто был верхом. (Русы) преследовали бегущих до города (Бердаа). Убежали все, у кого было вьючное животное, которое могло увезти его, как военные, так и гражданские люди и оставили город. Вступили в него Русы и овладели им."

После захвата города, северяне грабить, жечь, насиловать и убивать не стали. По крайней мере, не в таких масштабах, чтобы это было отмечено. Зато объявили жителям города - Нет между нами и вами разногласия в вере. Единственно чего мы желаем, это власти. На нас лежит обязанность хорошо относиться к вам, а на вас — хорошо повиноваться нам. Таким образом, это был не просто набег с получением сиюминутной добычи, а попытка закрепиться в этой местности, оперевшись на местное население, обеспечив его лояльность. Мб и варяги в далеком 862 на "земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет" отвечали примерно так же, как и жителям Бердаа.

Впрочем, к Бердаа быстро стянулись мусульманские войска, что породило серию стычек между русами и заполонившими округу мусульманами. В этих стычках, как пишет Ибн Мискавейх, русы выходили победителями. В вылазках принимали участие местные жители. Точнее, "И бывало не раз так вслед за ними (Русами) выходили и жители Бердаа и, когда мусульмане нападали на Русов, они кричали «Аллах велик» и бросали в них камни". Тогда северяне еще раз обратились к народу Бердаа, с просьбой не вмешиваться и вообще держать себя в руках. Что характерно, послушание проявила знать. А простой народ и чернь продолжил неповиновение. Все это, конечно, надоело русам и они решили, что пора бы перейти к репрессиям, сменив пряник на кнут. Жителям города объявили: убирайтесь куда глаза глядят. И дали на сборы три дня. Те, у кого были вьючный транспорт, воспользовались этой возможностью, погрузив на ослов скарб, женщин и детей. Но таких было мало. Большая часть жителей осталась в городе. Однако северяне вовсе не собирались шутки шутить. Когда три дня прошло, русы устроили в городе массовые убийства и грабеж, уничтожив многих горожан и еще около 10 000 пленив. Женщин и детей поместили в крепость, а мужчин собрали в мечети и предложили своих родственников выкупить. К консенсусу они так и не пришли, поэтому следующая партия местных жителей отправилась к гуриям, за исключением лишь маленького числа тех, кто выкупил себя с самого начала. К слову, этим выкупавшим себя давали глиняные печати. Их ободрали до нитки, но оставили в живых.

Скоро северяне окончательно дали понять, что они здесь проездом: "владели они женщинами и юношами, прелюбодействовали с теми и другими и поработили их". Слухи о творимых бесчинствах дошли до эмира Азербайджана по имени Марзубан, который воевал где-то в Сирии. Он собрал 30-тысячное войско и подступил к Бердаа. Но даже оно не помогло победить русов, которые неизменно выходили победителями в стычках и вылазках. По счастливому для мусульман стечению обстоятельств, среди северян началась эпидемия из-за каких-то плодов, непривычных для европейских желудков. Многие начали маяться животами, а иные умерли. Наконец, прибегнув к уловке и организовав засаду, Марзубан смог в стычке победить русов, убив их до 700 человек, в том числе и вождя. Оставшиеся захватчики укрепились в крепости, куда свезли много припасов, добычу и пленных. Вскоре "...пришло к нему известие о выступлении Абу-Абдуллаха Хусейн ибн-Са'ида ибн-Хамдана в Азербейджан, о прибытии его в Сальмас и о соединении его с Джафаром ибн-Шакуией Курдом, который был во главе хадаянитских отрядов. Марзубан вынужден был оставить против Русов одного из своих военачальников во главе 500 дейлемитов, 1500 курдских всадников и 2000 добровольцев, а сам отправился в Авран, где и встретил Абу-Абдуллаха".


В этом время разгул эпидемии среди русов принял широкий размах и умирали они от нее во множестве. При этом умерших погребали в лучших традициях ибнфадлановских викингов на Волге: хоронили вместе с добычей, оружием, женой или слугой. После ухода русов, кстати, эти могилы разорили и достали оттуда превосходного качества мечи, которые очень ценились местными. Когда число северян уменьшилось из-за эпидемии настолько, что все из них поняли - дело проиграно, они собрали добычу и пленных, сожгли то, что не могли с собой захватить и выйдя ночью из крепости, направились к Куре, где стояли их корабли. Так и отплыли в свою Русь.


На жителей Бердаа это вторжение произвело неизгладимое впечатление. Ненавидя захватчиков, они иной раз не могли скрыть восхищения их поведением:

"Слышал я от людей, которые были свидетелями этих Русов, удивительные рассказы о храбрости их и о пренебрежительном их отношении к собранным против них мусульманам. Один из этих рассказов был распространен в этой местности, и слышал я от многих, что пять людей Русов собрались в одном из садов Бердаа; среди них был безбородый юноша, чистый лицом, сын одного из их начальников, а с ними несколько женщин-пленниц. Узнав об их присутствии, мусульмане окружили сад. Собралось большое число дейлемитов и других, чтобы сразиться с этими пятью людьми.
Они старались получить хотя бы одного пленного из них, но не было к нему подступа, ибо не сдавался ни один из них. И до тех пор не могли они быть убиты, пока не убили в несколько раз большее число мусульман.Безбородый юноша был последним, оставшимся в живых. Когда он заметил, что будет взят в плен, он влез на дерево, которое было близко от него и наносил сам себе удары кинжалом своим в смертельные места до тех пор, пока не упал мертвым».

Всего русы в Бердаа находились по разным источникам не более года. Об этом событии упоминают много арабских авторов, по большей части повторяя рассказ Ибн Мискавейха или ограничиваясь краткими сообщениями, вроде "И они (Русы) — те самые, которые в течение года владели Бердаа и опустошили его, пока, Аллах не освободил его и не погубил их"

Забавным выглядит рассказ Ибн-Халдуна, который жил много позже, на рубеже 14 и 15 веков:
«Русы — один из тюркских народов, он живет по соседству от Рума и принял также христианскую веру с весьма древних времен. Земля их граничит с областями Азербейджана»

А вот Моисей Каганкатваци, живший в том же 10 веке, сообщает интересную подробность про природу этой самой эпидемии: "Женщины города, прибегнув к коварству, стали отравлять Русов; но те, узнав об этой измене, безжалостно истребили женщин и детей их, и пробыв в городе 6 месяцев, совершенно опустошили его. Остальные, подобно трусам, отправились в страну свою с несметной добычей"


Такие вот варяги-русь.
Tags: Древняя Русь, варяги-русь, история
Subscribe

  • Несвобода в истории

    В феврале глядел отличнейший выпуск программы Proshloe про несвободу в истории. " Когда возникла зависимость одних от других и люди впервые…

  • По "городам" и весям Европы позднего каменного века

    Наверное, в широких массах нет внятного представления о том, как жили люди каменного века. Мне кажется, что тут могут быть даже две крайности.…

  • Искусство первобытного звука

    Все мы любим звуки музыки и наивно было бы думать, что в древние времена люди мыслили иначе. Другое дело, что до нас такая музыка не дошла. Однако…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments