andvari (andvari5) wrote,
andvari
andvari5

Category:

Просо в жизни и смерти кочевников

Ну раз уж речь в недавнем посте заходила про хунну, то неплохо было бы снова завести о них речь. Попалась какое-то время назад одна статья, показалась интересной, хотя все эти хунну  - далеко не из моей непосредственной сферы интересов. Итак,  в Монголии был обнаружен курганный могильник Ноин-Ула. В курганах, как и положено, лежали погребенные-хунну. При этом в каждом из четырех курганов кочевников была обнаружена россыпь проса.  Находка уникальная не только потому, что хунну кочевники, но и потому, что растительные остатки очень редко сохраняются. Этой возможностью воспользовались исследователи и изучили просо из хуннских погребений в Ноин-Уле.

Слой семян в погребениях располагался по разному. Где-то зерно было рассыпано на ковре, где-то на полу, где-то на дне гроба.  В отдельных случаях просо было помещено в небольшие мешочки, расставленные по стенкам погребальной камеры.  Определить, что это именно просо удалось не сразу - для этого привлекли гербарные фонды Всероссийского института растениеводства.

Как же оно оказалось у хунну? Авторы указывают:

"Известно, что зерно было важной частью подарков, которыми ханьский Китай «покупал» у хунну спокойствие своих границ. Из всех зерновых культур, выращиваемых в Китае, к хунну поступало в основном просо. В числе поставок хунну зерновых упоминается еще и рис, но в этот период он даже у самих китайцев считался дорогим угощением. Дело в том, что в то время рис культивировался, главным образом, южнее Среднекитайской равнины, а для более северных районов был не характерен, хотя небольшие посевы риса существовали и на этих территориях.  Ханьские дары зерном были не велики (около 100 тыс. л ежегодно) и, скорее всего, оседали в основном в ставке шаньюя, верховного правителя хунну (Крадин, 2002)....

... Но зерно, которое было обнаружено в трех элитных ноин-улинских курганах, вряд ли имело отношение к императорским поставкам: оно было грубо очищено, либо не очищено вовсе. Приношения же император­ского двора, как известно, делались хорошо очищенным зерном высокого качества, что оговаривалось особо".

Предложено несколько вариантов происхождения этого зерна:

"Так, выдающийся российский археолог и историк А.П. Окладников считал, что «земледелие в Монголии вплоть до недавнего прошлого существовало только в районах, находившихся под прямым влиянием китайцев. В других же местах, где господствовала исконно монгольская скотоводческая культура и незыблемо сохранялись древние традиции, земледелие было настолько чуждо монголам, что вскапывать землю вообще считалось опасным… потребности в растительной пище удовлетворялись собирательством» (Окладников, 1962, с. 424—425). Другим источником растительной пищи «у кочевников-гуннов» стали, по мнению ученого, опирающегося на археологический материал и письменные данные, «земледельческие колонии, в том числе из пленных китайцев» (Там же, с. 431).

С академиком Окладниковым согласен и известный американский исследователь Центральной Азии Т. Барфилд: «Зерно отчасти могло выращиваться в степи. Но ранние морозы в Монголии делали его производство сомнительным.   Культивирование зерна также несовместимо с кочевыми передвижениями, хотя часть населения (или китайские пленники в некоторые периоды), возможно, занималась этой задачей» (Барфилд, 2008, с. 24).
Заниматься земледелием и при благоприятном стечении обстоятельств снабжать зерном местных кочевников могло население городищ, расположенных на хуннской территории, которое составляли военнопленные и перебежчики. Это предположение подтверждается, в частности, исследованиями Иволгинского городища в Забайкалье (Давыдова, 1986). Земледелием занимались и подчиненные хунну племена ухуаньцев, обитавшие на территории Южной Маньчжурии, – известно, что они сеяли просо (Бичурин, 1950). Часть урожая, наряду с кожами и овчинами, могла поступать к хунну в качестве дани. Грубо очищенное просо могло попасть к хунну и другим путем. Например, в истории взаимоотношений империи Хань и хунну были периоды, когда на пограничных заставах открывались рынки, где кочевники путем обмена могли удовлетворять свои потребности, в том числе в зерне. Другой вариант – набеги на приграничные китайские поселения, во время которых хунну захватывали гораздо больше добычи, чем предоставляемые им дары. Набеги, как правило, совершались после проведения сбора урожая: «когда урожай созреет, мы пошлем конницу для сбора урожая!» – грозили хунну (Цянь, 2002, с. 337)".

Впрочем, авторы считают, что просо из Ноин-Улы использовалось не для пищи, а выполняло ритуальную функцию. У ханьцев просо участвовало в разнообразных обрядах, в том числе и ритуальных. Присутствие проса должно было способствовать возрождению человека. Вероятно, эти мифологические мотивы заимствовали и хунну.

Статья об этих курганах называется "И душа возродится, как зерна просо" и опубликована здесь.

Наука из первых рук.25 Мар 2013 , Когда наука опережает фантазию , том 48, №6

https://scfh.ru/papers/i-dusha-vozroditsya-kak-zerna-prosa/

Тем не менее, в пищу просо тоже употребляли. Например, в статье "Еconomic Diversification Supported the Growth of Mongolia’s Nomadic Empires"

https://www.researchgate.net/publication/339653231_Economic_Diversification_Supported_the_Growth_of_Mongolia%27s_Nomadic_Empires

приведены результаты  изотопного исследования 137 жителей Монголии от 4400 г. до н.э. до 14 века нашей эры. Выяснилось, что начиная с 800 г. до н.э. употребление культурных растений увеличивается. Авторы пишут, что почти наверняка это было просо. Интересно, что наибольшая интенсивность употребления проса (от 3 до 26%) была связана с "имперскими" периодами,  связанными с хунну и более поздними монголами.  Причем часть проса вполне могла быть не импортируемой, а родной, монгольской.  Об этом свидетельствуют археологические следы земледелия.

Как бы то ни было, употребление проса некоторыми скотоводами вещь довольно старая и известная за несколько тысяч лет до хунну. Например, прямо здесь, в Черноземье, в среднем бронзовом веке некоторые местные катакомбники употребляли просо. Авторами одного из изотопных  исследований было высказано предположение о существовании евразийского просяного пути, по которому с востока просо шло по степи на запад. Об этом я писал здесь.  Ну, а возвращась к хунну, стоит упомянуть, что их вероятные наследники -  европейские гунны старую добрую традицию не забыли, значительно ее усилив.  По крайней мере, некоторые группы

"Схемы на всех участках указывают на потребление животного белка от среднего до высокого уровня при незначительных доказательствах значительного вклада водных ресурсов. Все популяции в значительной степени зависели от растений С4, скорее всего, от проса."

Tags: археология, варвары, гунны, доисторическая кухня, история, работы и материалы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments

Recent Posts from This Journal