andvari (andvari5) wrote,
andvari
andvari5

Categories:

Кровавая вакцина от эпидемий

Ситуация с коронавирусом не спешит обнадеживать. Кое-где, по некоторым данным, уже вторую волну переживают. Нашим далеким предкам тоже периодически приходилось сталкиваться с эпидемиями. Иногда они прибегали к крайним мерам, человеческим жертвам, которые должны были способствовать прекращению эпидемии. И я сейчас не про первобытное общество, не про какой-нибудь неолит. И даже не про языческих восточных славян. Как ни странно, такие случаи случались и 200-300 лет назад. И не где-нибудь в языческих дебрях Сибири или Урала, а у давным-давно крещеного населения. Какого-то узкоспециального исследования по этой теме я не видел. Но решил собрать все, что читал про это и удалось вспомнить, где я это видел.


Первая история ( та, что на картинке) более подробно рассказывается так:

1. Ныне действующий костел Святого Роха был открыт в 1864-м. Во время эпидемий холеры он становился местом спасения для верующих, которые приходили сюда молиться о прекращении болезни.

Для борьбы с последствиями холеры власти

учредили институт специальных служащих. Их называли “гіцлямі” (мортусы). Это были одетые в черное люди в масках, которые ездили на лошадях и были “вооружены” длинной тростью с крюком. Когда находили умершего от холеры человека, его цепляли этим крюком и тащили в специальную яму, куда бросали тело.
А поскольку обезвоженный человек не мог умереть сразу, его часто хоронили заживо.
Когда это не помогало, прибегали к человеческому жертвоприношению. При этом людей живьем закапывали в землю из-за «любви к ближнему, наполненной желанием помешать холере».
Так, например, в начале 1855 года этот ритуал провели в деревне Окановичи Минской губернии (сейчас Кореличский район). Семь крестьян, среди которых были даже фельдшер и полицейский сотник, вместе с несколькими умершими от холеры закопали на кладбище свою односельчанку – 70-летнюю Луцию Манько.

Ей отвели роль жертвы, которая ценой своей жизни должна была остановить болезнь.

К счастью, человеческие жертвы были единичными случаями. А вот жертвоприношения домашних птиц и животных проводились частенько. Например, в деревне Каменка Минской губернии (сейчас Новогрудский район) летом 1871-го один крестьянин, хороня своего умершего во время эпидемии сына, похоронил вместе с ним восемь живых котов, так как «холера непременно требует живых жертв».
https://news.tut.by/culture/623954.html

2 . В том же регионе есть и другие свидетельства


«Так, во время чумы в 1831 г. крестьяне деревни Каменки Новогрудского уезда Минской губернии хотели заживо похоронить местного священника, которому только чудом удалось спастись»
https://cyberleninka.ru/article/n/obryadovye-ritualnye-prestupleniya-russkih-krestyan

Еще

«
«Например, продолжал П. Бобровский, для устранения эпидемии, кроме крестных ходов, крестьяне сохраняют обычаи, уцелевшие, без сомнения, с языческих времён. Далее учёный вкратце пересказывает один из таких случаев — когда во время холеры в Слонимском уезде крестьяне в надежде избавиться от эпидемии положили в яму и зарыли живую женщину, а с ней петуха и ворону. «Такой варварский поступок, — добавлял он в конце, — не остался без наказания…

Дело № 13 канцелярии Гродненского губернатора было начато 12 января 1832 года письмом Гродненской Уголовной палаты. В нём на имя Гродненского гражданского губернатора Михаила Николаевича Муравьёва сообщалось о том, что из бывшего Слонимского Городского Суда на ревизию поступил приговор на крестьян казённой деревни Ковалевичи, «представленных суждению за зарытие в землю живой женщины крестьянки Прасковии Шведовой».
Само разбирательство ведёт свой отсчёт с рапорта Бытенского ключвойта в местный суд. Именно по его донесению местные судебные органы и начали расследование. Они же и вынесли приговор, согласно которому Уласа Савчука и Максима Цесельского, «яко более виновных», присуждали к наказанию по пяти ударов кнутом и ссылке в «каторжную работу», а прочих — Мирона Бриля, Кузьму Бахура, Ярему Савчука, Данилу Козака, Тараса Бахура, Антона Коляду, Карнея Бахура, Мирона Бахура и Бонифация Сушко, «яко менее виноватых, каждого по десяти ударов плетьми с отдачею на церковное покаяние и затем оставление на прежнем месте…». При этом только четверо из обвиняемых находились под арестом.
В итоге решение суда было переведено с польского на русский и отправлено гродненскому губернатору для представления в Правительствующий сенат на ревизию. Никаких подробностей самого дела в документах не приводилось.
Тем не менее спустя десять дней губернский секретарь составляет черновик рапорта в Сенат, в котором мы уже находим довольно обширные комментарии. «…Из дела сего видно, — писал он, — что крестьяне деревни Ковалевичи ко зарытию в землю женщины Прасковии Шведовой решились по суеверию прелившемуся от древних мирян и по человеколюбию (последнее — зачёркнуто) в надежде спасения себя от смерти во время существовавшей болезни холеры». Далее, вероятно, по настоянию губернатора, было дописано, но после убрано целое предложение, которое он, видимо, посчитал лишним: «…Но како сего делать им не следовало, а должны были положиться на милосердие всевышнего к коему обращаться с молитвами».
Следом шёл судебный вердикт: «Уголовная палата, признав их умышленными убийцами сказанной женщины […] предполагает трех крестьян, яко предводителей общества и для прекращения похабного суеверия, наказав каждого по пяти кнутами, сослать в каторжную работу с поставлением полицией указанных знаков. Прочих же крестьян… яко менее виноватых, наказать каждого по десяти ударами плетьми и отдать на церковное покаяние…».
Правда, уже в середине марта того же года Гродненская уголовная палата доносила на имя М. Муравьёва о том, что «из числа содержащихся в слонимском городском остроге по дело о зарытии в землю живой женщины…» один из заключённых четыре дня как «волею божею умер». А спустя месяц скончался и второй.»
https://news.myseldon.com/ru/news/index/173964812




3.  Но не Западным краем единым. Такое случалось и на территории нынешней РФ у русского населения
«Наибольшую опасность представляли собой обряды «опахивания» и «заворовывания». В Орловской, Тамбовской, Вологодской губерниях существовал обычай так называемого «опахивания». Опахивание представляло собой процесс троекратного прохождения вокруг селения женщин, часть из которых (девицы) были запряжены в плуг. Необходима эта процедура была для того, чтобы предотвратить проникновение в поселение «коровьей смерти» — различных эпизоотических заболеваний, приводящих к падежу скота. Мужчины при этом должны были сидеть по домам и не выходить на улицу. Истерия при таких обрядах достигала порой такой степени, что любой попавшийся навстречу мужчина просто избивался как оборотень, несущий эпизоотию. Иногда такие избиения оканчивались смертью.»

4. Иногда и самые настоящие жертвоприношения.
«Жертвоприношениями, с целью вызвать дождь, грешила Саратовская губерния (согласно исследованиям А. Н. Минха), Архангельская (согласно исследованиям Е. И. Якушкина), а также Самарская губерния (согласно исследованиям А. Левинстима). Однако, как показывают исследования народной жизни, и убийство иногда являлось данью обычаям, тяжким последствием закрепившихся на генетическом уровне народных суеверий, не считаясь при этом грехом ни в глазах народа, ни в глазах местной волостной крестьянской власти. «Вообще надо сознаться, — пишет А. Левинстим, — что следы человеческих жертвоприношений сохранились в быту народном и встречаются чаще, чем можно было бы ожидать. Это одно из тех переживаний старины, с которыми общий прогресс культуры еще не совсем справился».
https://cyberleninka.ru/article/n/obryadovye-ritualnye-prestupleniya-russkih-krestyan




5. И на Украине

«Историк XIX века В. Антонович рассказывает о случае в селе Гуменец на Подолии, когда в 1738 году здесь распространилась моровая язва. «В одну из ночей жители устроили крестный ход, чтобы отвратить болезнь от села. Шли они с крестом и молитвами по окрестным полям и наткнулись во время шествия на жителя соседнего села Михаила Матковского, который искал своих пропавших лошадей. Суеверным участникам крестного хода неизвестный, бродящий ночью по полям с уздечкой в руках, показался олицетворением моровой язвы. Поначалу ограничились избиением, и Матковский, полуживой, еле дополз до своего дома. Но на другой день жители Гуменца заявились в соседнюю деревню, вытащили Матковского на улицу и вторично жестоко избили. Затем явился священник и, исповедовав Матковского, заявил: „Моё дело заботиться о душе, а о теле — ваше. Жгите скорей“. Устроили костёр и несчастного сожгли».
http://blog.i.ua/user/388130/25817/




Вот такие иллюстрации. Думаю, что случаев этих, к сожалению, было  больше. Архивы ждут исследователей.

Ссылки, если какие-то забыл.



https://cyberleninka.ru/article/n/obryadovye-ritualnye-prestupleniya-russkih-krestyan

http://blog.i.ua/user/388130/25817/

https://news.myseldon.com/ru/news/index/173964812

https://news.tut.by/culture/623954.html

http://www.balto-slavica.org/forum/index.php?showtopic=8213&hl=жертвоприношения#entry302157

https://ru.wikipedia.org/wiki/Ритуальное_убийство#Российская_империя

Tags: история, ритуалы, современное
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Cвод татуированных тел - 2

    В дополнение к этому посту. Есть, оказывается, онлайн-база татуированных мумий. Это отдельный проект, который, как уверяют его создатели, будет…

  • Древнейшая карта в Европе

    Карты - привычная часть нашей жизни. Я постоянно смотрю по картам в интернете адреса или пробки. Я с трудом могу представить человека, который…

  • Погребальный обряд трипольской культуры

    Есть некоторые темы, до которых руки почему-то годами не доходят. У Авиловой есть диссертация о погребальном обряде земледельческих культур…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments