andvari (andvari5) wrote,
andvari
andvari5

Categories:

Всадники, колесничие и их кони.

Доместикация или приручение животных – явление, которое оказывает воздействие как на человека, так и на животных. Даже проживание бок о бок – и то ведет к каким-то изменениям. У людей появляются специфические заболевание, подхваченные от животных, животные испытывают особые виды стресса, которые так или иначе проявляются в поведении или внешности (как здесь, например).  И доместикация лошади - тоже процесс, который затронул обе стороны.  Сегодня поговорим о том,  какое воздействие на организмы оказали всадничество и колесницы. Заодно проясним хронологические моменты.  А помогут нам в этом два замечательных сборника и несколько статей из них. Итак, когда в евразийской степи появились всадники и  колесницы, а также кто от этого пострадал?

Широко распространено мнение, что, к примеру, представители ямной культуры были этакими конными всадниками, настоящими кочевниками, которые словно индейцы из прерий совершали налеты на соседние регионы и стремительно распространялись. Причем этим грешат не только сми и научпоп (как здесь), но и вполне себе академические исследователи, отодвигая всадничество аж  в энеолит. А с легкой руки Марии Гимбутас образ индоевропейских конных всадников, сметающих беспомощный пацифистский мир Старой Европы стал широко распространенным во вненаучной среде.

Поза человека, который много времени проводит в седле, оказывает закономерные воздействия на его организм.  Это позволяет отследить т.н. «маркеры всадничества» на скелете и выяснить, когда верховая езда стала распространенной. В конечном итоге, к маркерам всадничества относят свыше двадцати показателей изменения костей. К сожалению, не всегда сохранность костяков позволяет обследовать их полностью.
В статье «К вопросу о традициях верховой езды (анализ антропологических источников)» А.П. Бужиловой были проанализированы образцы скелета людей эпохи энеолита и бронзы(ранней, средней и поздней) из коллекции Самарского педагогического университета (всего 73 индивида), которые затем сравнили с образцами раннего железного века и средневековья (разные группы сармат, алан, а также древнерусские – всего 883 индивида) Исследование, кстати, между делом выявило, что древнерусские всадники были довольно пестрой социальной прослойкой.

Вернемся, однако, в энеолит и бронзу. Согласно полученным данным, в эпоху ранней бронзы среди мужского населения
доминирует вариант с гармоничным развитием костного рельефа в местах прикрепления глубоких мышц и связок (90,9% индивидуумов). И только у незначительной части выборки фиксируется преобладание нагрузок на верхний пояс конечностей. Это может быть связано как с военной, так и с другой профессиональной специализацией. Наибольшее давление механического стресса приходится на область костей предплечья. У женщин же вариант гармоничного распределения нагрузок на верхний и нижний пояс конечностей отмечается как единственно возможный (100%). Это позволяет сделать вывод об отсутствии специализированной двигательной активности в этой группе, в том числе об отсутствии среди обследованных всадников. Таким образом, нет причин предполагать распространение верховой езды в эту эпоху, в том числе и среди людей древнеямной культуры.
Лошадки раньше выглядели немного иначе.

В эпоху средней бронзы выделяются два варианта двигательной активности. Первый связан с равномерным распределением механического стресса по всем сегментам. Второй вариант, представленный более немногочисленной и фрагментарной группой костяков, соотносится с гипертрофированным развитием пояса верхних конечностей, что говорит о какой-то специализированной деятельности. К концу этой эпохи костяки демонстрируют равномерное распределение физической активности. Но характерные маркеры всадничества во время культур средней бронзы не выявлены.
Для финала эпохи средней бронзы, представленного полтавкинскими и потаповскими материалами характерно равномерное распределение физических нагрузок, т.е. более или менее гармоничное развитие костно-мускульной компоненты, что косвенно указывает на отсутствие резко выраженных профессиональных специализаций.
Для населения срубной культуры были обнаружены случаи физических нагрузок, связанных со специфическими стрессами. Это артрозы и остеохондрозы различных суставов, а также особенности костей, указывающих на чрезмерное развитие тех или иных групп мышц. Несомненно, что эти люди получали постоянные нагрузки, но определенно сказать были ли среди них всадники или нет нельзя из-за плохой сохранности материала.

Автор резюмируя, пишет:
«Таким образом, географический и хронологический анализ маркеров механического стресса, ассоциирующихся с нагрузками при верховой езде, показал достаточно тривиальную картину широкого распространения этой традиции в степной и лесостепной зоне в эпоху раннего железа. Тем не менее, предварительная оценка антропологических материалов позволяет предположить, что первые всадники были уже известны в некоторых популяциях финальных этапов бронзы».
Похоже на то, что конные воины всадники появляются в степи Восточной Европы только с киммерийцами и скифами.

Нам сейчас кажется странным, но хронологический приоритет был у колесниц. Я уже писал об одном исследовании, где сравнивались два явления – всадничество и колесничество, только для гораздо более восточных территорий. Вероятно, конные всадники в массовом количестве  впервые появляются сильно восточней Дона и Волги.

Современная реконструкция колесницы

В то же время, езда на колеснице также была фактором, оказывающим долговременное травмирующее воздействие.
Антрополог М.Б. Медникова исследовала этот вопрос в статье «Скелетные особенности колесничих по данных антропологии».
В ее распоряжение поступили данные из раскопок у горы Суханиха в Минусинской котловине, принадлежащие людям карасуской культуры, которые практиковали езду на колесницах. Одно из погребений было колективным, содержало останки трех человек.  В позвоночнике одного из них застрял костяной наконечник стрелы.  Именно у этого индивида был обнаружен предмет, традиционно связываемый с колесничной атрибутикой.  Следов заживления вокруг вонзившегося наконечника не было, что говорит о том, что человек этот умер вскоре после ранения, однако его гибель вызвали другие причины – вероятно, ранения внутренних органов, которые не оставили следов на костях.
Кроме того, у него обнаружились следующие патологии и особенности:
«Скелет 3: поражения локтевого и лучезапястного суставов. Особенно сильно развит рельеф локтевой кости и большеберцовой кости. Отмечена единственная энтесопатия (на бедренной кости). На фоне общей грацильности данного скелета рентгенографически фиксируется резкое утолщение компакты лучевых костей. Учитывая пластичные особенности скелетной системы человека (Обзоры: Медникова, 1988; 1995), следует полагать, что обнаруженные тенденции изменения суставных поверхностей, неравномерного развития внешнего костного рельефа, образование энтесопатий являются суммой пластических реакций на внешнее воздействие. Утолщения компактного вещества диафиза некоторых костей могут быть рассмотрены как случаи прогрессирующей рабочей гипертрофии костной ткани, вызванной длительной физической нагрузкой на данные сегменты.»

Скелет колесничего (костяк 3). Слева черным обозначены изученные кости, белым - отсутствующие. Справа указаны суставы, подвергавшиеся особенному травматическому воздействию.









Скелеты трех погребенных сравнили между собой. Первый погребенный испытывал нагрузки на нижние конечности. Предположено, что он был пешим воином, в то время как индивид, погребенный с характерной «пряжкой колесничего» у пояса, тот самый, которого подстрелили,  испытывал такие нагрузки только на верхнюю конечность (управление колесницей и владение оружием?). При этом первый  человек был, в целом, более тренирован и отличался более гармоничным развитием костно-мускульной компоненты. Предполагаемый колесничий, возможно, в силу более молодого возраста, был тренирован меньше. Но, скорее всего, здесь сказалась его военная специализация, способствовавшая гипертрофии строго определенных особенностей.

Также антрополог приводит довольно интересные факты:
«Возможно, управление колесницей и не требовало большой физической силы. Китайские аналогии эпохи Чжоу говорят о том, что роль колесничего могла выполнять даже женщина. У колесничего, так же как и у «пешего», была относительно развита широчайшая мышца спины, приводившая руку к туловищу и поворачивавшая ее вовнутрь; подлопаточная мышца, поворачивавшая внутрь плечо; большая круглая мышца, при фиксированной лопатке разгибавшая плечо в плечевом суставе; клювовидно-плечевая мышца, сгибавшая плечо в плечевом суставе и приводившая его к туловищу, а при фиксированном плече тянувшая лопатку вперед и книзу. Но, в отличие от «пешего воина», слабее были развиты большая грудная мышца, опускавшая поднятую вверх руку; а также дельтовидная мышца, ответственная за поднятие руки до горизонтального уровня. Судя по рельефу костей предплечья, у колесничего были относительно гипертрофированы мышцы разных слоев, обеспечивавшие движения кисти и пальцев, разгибатели и сгибатели запястья, мышцы, участвовавшие в сгибании предплечья в локтевом суставе. Судя по рельефу бедра, значительно более слабого при сравнении с первым погребенным, для колесничего были наиболее типичны нагрузки на подвздошно-поясничную мышцу, сгибавшую бедро в тазобедренном суставе, на двуглавую мышцу бедра и икроножную мышцы. Рельеф голени у колесничего развит сильнее, чем на бедренной кости, но также избирательно. При сравнении с пешим воином обращает на себя внимание гипертрофия передней большеберцовой мышцы, разгибавшей стопу в голеностопном суставе и способствовавшей удержанию голени в вертикальном положении».


Также, в рамках предположения о привилегированности колесничих, было выявлено, что все три человека испытывали периода стресса в детстве, связанные с особенностями диеты (употребление козьего молока), паразитарными воздействиями и эпизодическими остановками ростовых процессов.  Предположено, что такие состояния были не постоянными, а наступали резко – периоды острого голодания или заболевания с лихорадкой. В общем, колесничий здесь ничем не отличался от других погребенных. Более того, у него неблагоприятные воздействия продолжались до 16 лет, дольше, чем у других.   Это погребение трактуется как воинское, поэтому Медникова сравнила уровень патологий погребенных  на фоне других популяций бронзового века (андроновцев Минусинской котловины и карасукцев). Выяснилось, что  именно мужское население принимало на себя основной груз неблагоприятных воздействий. А самым больным выглядит пеший воин из тройного погребения в Суханихе.
Для сравнения были привлечены материалы синташтинской культуры из могильника Танаберге в Казахстане, где часть погребенных была захоронена с псалиями.  Именно такие костяки и были исследованы для сравнения. В целом,  серия оказалась довольно плохой сохранности, но полученные данные поставили под сомнение тезис, что все погребенные с псалиями были колесничими, если считать за эталон колесничего из Суханихи.  Их физическая активность была более гармоничной и не носила столь специфического характера, как у него.
Надеюсь, что будущие исследования внесут ясность в этот вопрос.


Итак, езда на колесницах - это дополнительный вид стресса, оказывающий травмирующее долговременное воздействие на людей. А что с животными? Любую ли лошадь можно было впрячь  в колесницу?

Существует группа так называемых колесничных лошадей. Первоначально она были выделена  по характерным погребениям, в которых помимо человека находились части колесницы и лошади, иногда целая лошадь. Такие комплексы получили название колесничных. Однако  куда чаще кости лошади  сопровождали не  детали  собственно колесницы, но такие элементы колесничной атрибутики как псалии.
Стоит заметить, что погребения с лошадьми еще не являются свидетельством верховой или колесничной езды. Такие погребения известны давно – с энеолита, где они  были обнаружены на могильниках Съезжее, Джурджулешть и других. Более многочисленными погребения с конями становятся в эпоху ранней и средней бронзы, время расцвета ямной, катакомбной, полтавкинской культур. Но находки элементов колесничной атрибутики в этих культурах не обнаружены, а найденные останки лошадей трактуются как жертвы. Точно так же в этих культурах могут быть найдены части, скажем, баранов. Зато эти культуры использовали повозки, запряженные волами. Колесничные лошади должны были проходить особый тренинг и закономерно, что они должны были отличаться от других лошадей.  К ним должны были применяться особые требования.

П.А. Косинцевым была составлена особая сводка, в которой он обобщил данные о колесничных лошадях сгруппировал по четырем показателям: пол, возраст, высота в холке и тонконогость. Также исследователь предложил решение нескольких вопросов, связанных с происхождением и распространением колесничных лошадей.
Наиболее ранние колесницы достоверно обнаруживаются у населения синташтинской  и абашевской культур. 
Автор пишет:
«Несомненно, что самые ранние «колесничные» лошади синташтинской культуры были приведены ее населением и не имеют местных корней. Их прямыми потомками можно считать «колесничных» лошадей петровской и раннего этапа алакульской культур. «Колесничные» лошади потаповской и раннего этапа срубной культур, наиболее вероятно, имеют «гибридное» происхождение и сформировались на основе аборигенных и заимствованных у населения синташтинской культуры лошадей. «Колесничные» лошади абашевской культуры, наиболее вероятно, так же имеют «гибридное» происхождение. Проведенный выше анализ позволяет предварительное решение проблемы происхождения «колесничных» лошадей. Они появляются в Южном Зауралье с населением синташтинской культуры и, соответственно, связаны с появлением самой этой культуры. Я полагаю, что «колесничные» лошади были приведены, вероятнее всего, из степей Северного Кавказа или Нижнего Дона»

Косинцев считает, что вероятным предком синташтинских колесничных лошадей были животные ямной и катакомбной культур. Их население знало животноводство, им была известна домашняя лошадь, части которой они использовали в ритуалах. Кроме того, этим людям были известны повозки, в том числе и двухколесные.


Косинцев выдвинул собственную теорию происхождения колесниц, основанную на сочетании различных факторов , влияние инноваций с юга, примененные к особенностям северных степей. В рамках исследования им были изучены лошади  синташтинской, петровской, алакульской, потаповской и срубной культур.  Выяснилось, что они обладают схожими параметрами – это  особи среднего или ниже среднего роста, тонконогие или полутонконогие, полувзрослые или взрослые.  Отбирались преимущественно самцы. Сравнение с материалами поселений (синташтинской культуры) позволило подтвердить, что колесничные лошади – это реальная группа, животные с поселений обладали другими параметрами.  Таким образом, можно констатировать, что существовал реальный отбор животных.

Будущие исследования палеозоологов должны выявить морфологические особенности костей присущие этой группе.

На данный момент самые ранние достоверные данные о наличии колесниц в восточноевропейской степи относятся к памятникам синташтинской и абашевской культур.  С другой стороны, некоторые исследователи приводят сведения о возможности существования этого явления  раньше – в  бабинской культуре (другое название – культура многоваликовой керамики).  Есть также мнение о наличии колесниц еще у позднеямного и катакомбного населения, но в качестве ритуальных повозок.  Возможно, все эти культуры сыграли роль в появлении колесниц и колесничих ко времени абашевской и синташтинской культур, но как бы то ни было, в северных степях колесницы появляются к концу среднего бронзового века и длительное время существуют, пока их не сменят всадники к началу раннего железного века. На других территориях они существуют дольше.
Колесницы не стоит путать с повозками, которые известны дольше и на более широкой территории.

Литература

1. Кони, колесницы и колесничие степей Евразии./ Коллективная монография.// Екатеринбург, Самара, Донецк: «Рифей». 2010. 370 с

2.  Происхождение и распространение колесничества. Сборник научных статей. - Луганск: Глобус, 2008.

Tags: антропология, археология, бронзовый век, доистория, древнеямная, животные, индоевропейцы, история, катакомбная, колесницы, кони, оружие, работы и материалы, реконструкции
Subscribe

  • Древнейшая карта в Европе

    Карты - привычная часть нашей жизни. Я постоянно смотрю по картам в интернете адреса или пробки. Я с трудом могу представить человека, который…

  • Погребальный обряд трипольской культуры

    Есть некоторые темы, до которых руки почему-то годами не доходят. У Авиловой есть диссертация о погребальном обряде земледельческих культур…

  • Донские казачьи городки

    Не доистория, но тоже археология, интересно. Сохраню. Какова была численность казаков на Дону в XVI, XVII, начале XVIII веков? В каких жилищах…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments

  • Древнейшая карта в Европе

    Карты - привычная часть нашей жизни. Я постоянно смотрю по картам в интернете адреса или пробки. Я с трудом могу представить человека, который…

  • Погребальный обряд трипольской культуры

    Есть некоторые темы, до которых руки почему-то годами не доходят. У Авиловой есть диссертация о погребальном обряде земледельческих культур…

  • Донские казачьи городки

    Не доистория, но тоже археология, интересно. Сохраню. Какова была численность казаков на Дону в XVI, XVII, начале XVIII веков? В каких жилищах…