andvari (andvari5) wrote,
andvari
andvari5

Category:

Неолитическое насилие в европейской перспективе.

Люблю я тему неолитических конфликтов, а тут руки дошли до целого кладезя информации, который долго откладывал. Речь идет о книге "Sticks, Stone and Broken Bones: Neolithic Violence in a European Perspective", изданной Оксфордом в 2012 году. По сути, это сборник статей различных европейских исследователей, дающий обзорную картину вооруженного насилия в неолитической Европе. К сожалению, далеко не все охвачено этим обзором. Нету большей части Восточной Европы, но это, пожалуй, самый большой сборник информации по этой теме, вышедший под одной обложкой. Русскоязычному читателю эта книга незнакома, разве что кто из специалистов ее читал. Постараюсь дать ее очень краткий обзор, выделив самые основные моменты.



В начале книги дается краткий обзор изучения проблемы. Важно то, что ученые долгое время полагали неолитические общества относительно мирными и не склонными к конфликтам. Единичные находки, трактуемые как результаты столкновений, обычно не меняли общей картины, ведь о мирном сосуществовании фермеров говорила широкая обменная сеть и отсутствие обычая класть оружие в могилу. Однако по мере накопления данных парадигма изменилась. И основным источником здесь стала физическая антропология, позволившая дать оценку повреждениям костей и определить характер этих повреждений. К сожалению, для антропологов прошлого наибольший интерес вызывал череп, а посткраниальному скелету редко уделялось внимание, что неблагоприятно сказалось на изучении насилия в неолитических группах. Не обошлось и без обсуждения определения неолитической эпохи, конечно, что является актуальным вопросом. В этой книге были проанализированы данные по огромной территории (почти вся Европа) и огромное количество свидетельств насилия в неолите в общей сложности за 5,5 тысяч лет.



1. Готланд, Швеция. Культура ямочной керамики

В этой главе был проанализирован скелетный материал с острова Готланд на Балтике, оставленный субнеолитическим населением культуры ямочной керамики, населявшей Южную Скандинавию. Было исследовано 109 костяков (57 мужчин, 52 женщины) и насильственные травмы были обнаружены у 14 процентов мужчин и 7,7% женщин, что определенно указывает на то, что вооруженное насилие присутстовало в обществе, и хозяйственный уклад не являлся при этом помехой. Последние охотники-собиратели участвовали в конфликтах так же, как фермеры. Выдвигается гипотеза, что к росту напряженности вели демографические особенности поздних охотников-собирателей у которых наблюдался перекос соотношения половозрастных групп с увеличением количества молодежи, что и вело к неизбежным конфликтам.


2.Восточная Балтика.
Прибалтийский регион очень постепенно переходил к производящему хозяйству и завершил этот переход достаточно поздно (4000-2500 до н.э), при этом экономические инновации воспринимались не путем миграций, а с помощью своеобразных культурных диффузий. В исследовании были задействованы 26 скелетов из Литвы и 223 из Латвии. Подавляющее большинство травм можно трактовать как случайные, не связанные с конфликтами. Случаи ограниченных воспалительных повреждений на своде черепа у пяти мужчин и случай одной трепанации можно отнести скорее к специфическим ритуальным повреждениям, чем к травмам от насильственных столкновений. Если с трепанацией все более или менее ясно, то характер повреждений черепа у пяти мужчин предполагает прямое инфицирование области скальпа. И хотя случаи скальпирования в эту эпоху известны хронологически и географически, а случаи выживания после скальпирования известны в литературе, исследователи пришли к выводу, что в данном случае речь идет о более умеренном травматическом воздействии, больше похожем на шрамирование, прижигание или татуировку. Отдельно стоит отметить, что все пятеро взрослые мужчины довольно зрелого возраста, двое из них погребены с богатым инвентарем.
Только в эпоху поздней бронзы в регионе появляются явные следы конфликтов. Повседневные травмы гендерно разделены – мужчины гораздо больше подвергались травмирующим воздействиям, чем женщины, что указывает на распределение труда, но зубы изношены и у тех, и у других, что говорит об их использовании в качестве «инструмента, который всегда с собой».


Мужской череп со следами трепанации из Звейниеки.
Малое количество боевых травм в этом регионе объясняется стабильностью условий жизни, а также постепенным введением инноваций, что позволяло избежать как демографических перекосов, так и социальной напряженности

3. Польша, культура Лендьель.
В Польше было изучено 109 скелетов, оставленных Бжесць-Куявской группой неолитической культуры Лендьель. Всего была обнаружена 31 травма у 18 людей. Причем 19 травм у 14 индивидов можно трактовать как полученные в результате конфликтов. Соотношение этих травм у мужчин и женщин 9 к 4. И это соотношение становится более выраженным, если учитывать травмы, нанесенные орудиями (8:2) лицом к лицу. Поселения имеют следы разрушений и пожаров. В результате поселение Ослонки обзавелось укреплениями в виде палисада с воротами. Травмированные черепа из Ослонок имеют следы характерных повреждений от топоров – довольно типичного оружия в культуре Лендьель, что указывает на конфликт между группами в составе одной культуры. В этом случае мы имеем дело с довольно типичным поведением поздненеолитических земледельческих групп, которое можно наблюдать по всей Европе, но трудно сказать являтся ли «сражение при Ослонках» эпизодом локального конфликта или чем-то более масштабным

Череп из Ослонок с тремя незажившими травмами черепа.

4. Германия, Тальхейм, ЛЛК.
Об этом массовом захоронении я уже писал, поэтому повторять фактический материал нет смысла.

Реконструкция одного из орудий убийства в Тальхейме.
Стоит отметить, что в этой статье есть очень наглядные реконструкции событий, развернувшихся семь тысяч лет назад.

В итоге можно обозначить результатов исследования этого могильника: все погребенные были захоронены одновременно; они представляли три поколения связанных между собой родственными связями; вероятно целое население поселка было уничтожено полностью. Однако, не стоит отбрасывать вариант межкланового конфликта в одной деревне. Судя по данными изотопов, три человека выросли не в этой местности. Возможно они прибыли сюда в результате брачных контактов или с торговой целью. Нападение было совершено в светлое время суток, о чем свидетельствуют травмы от стрел, а некоторые погибшие могли быть убиты во сне. Большинство жертв было убито сзади, вероятно в попытке убежать. О сопротивлении вряд ли можно говорить. Это может свидетельствовать о превосходстве нападавших в численности. Погибшие было похоронены довольно быстро – в течение нескольких часов в довольно просторной яме, что подтверждает значительное число атаковавших. Жертвы были по всей видимости раздеты и ограблены. Исключительная жестокость и беспощадность скорее говорят о том, что причиной конфликта было не простое разбойное нападение.


5. Австрия, ЛЛК.
Здесь данные происходят из ранненеолитического поселения Аспарна/Шлец и представлены результаты исследования 67 костяков. Также как и Тальхайм, это было поселение культуры линейно-ленточной керамики. Жители деревни стали жертвами нападения и их трупы были разбросаны в канаве, имевшей оборонительный характер. Этот эпизод, вероятно, привел к тому, что жизнь на поселении прекратилась, так как все исследованные индивиды оказались современниками. Интересно, что среди захороненных почти нет молодых женщин, что указывает на то, что они были похищены напавшими.

Костяки погребенных имеют следы укусов диких животных и посмертного нахождения на открытом воздухи, то есть похоронены они были далеко не сразу. На характере травм подробно нет смысла останавливаться – все они были убиты, причем черепно-мозговые травмы говорят о том, что соотношение получивших удар лицом к лицу и во время бегства было примерно одинаковым.

6.Германия, ЛЛК
Хексерхайм. Это было типичное для культуры ленточно-линейной керамики поселение, за одним исключением – огромным количеством погребальных ям, которые изначально даже приняли за ров. В общей сложности там было погребено свыше пятиста человек. Часто материалы этого поселения приводили в пример повышенной агрессии ЛЛК, однако в отличие от Тальхейма и Шлеца, травматические повреждения костей не дают основания говорить об убийстве, а травмы головы имеют следы заживления во всех случаях, кроме одного, что может говорить о том, что этот индивид был ранен незадолго до смерти.
Скелеты из Хексерхайма часто приводили в пример того, что люди в ту эпоху занимались каннибализмом из-за системного кризиса, поразившего ЛЛК на поздней стадии, что не находит подтверждения на материалах из других мест. По мнению исследователей, о глобальном и одновременном системном кризисе речи идти не может. Отдельно поставлен вопрос о каннибализме. Авторы на конкретных примерах подвергли сомнению возможность именно таких действий с телами, указав на другие трактовки, а так же малый процент костей, подвергнутых воздействию огня. Что, впрочем, полностью не исключает возможность людоедской практики на этом поселении.


7. Северная Германия, культура одиночных погребений.
Несколько скелетов с черепными модификациями, а также травматическими повреждениями были исследованы в Северной Германии по материалам различных памятников культуры одиночных погребений.

Один из черепов со следами трепанации и контекст его находки.
Что интересно, исследованные образцы были найдены не в одиночных погребениях, более типичных для культуры одиночных погребений, как ясно из названия, а в мегалитических гробницах, как вторично погребенные. Возможно это указывает на их особый статус? Количество травмированных черепов не показало какого-то преобладания над черепами с трепанациями, а повреждения, которые можно считать следами конфликтов были в основном у мужчин, что согласуется с данными по культуре шнуровой керамики Северной Германии. Это указывает на то, что конфликты стали менее жестокими, в них обычно вовлечены мужчины.

8.Центральная Германия, КШК.
Исследован 21 индивид с травматическими повреждениями из центральногерманской культуры шнуровой керамики позднего неолита. Вероятность травмы увеличивается с возрастом – чем старше, тем больше травм. Поражения наблюдаются в основном у мужчин.

Одно из исследованных погребений КШК.
Интересно, что многие индивиды с травматическими повреждениями головы были захоронены в двойных погребениях с лицами, у которых травмы отсутствовали. Причем в этих погребениях всегда присутствовал мужчина. Двойные погребения только с женщинами не распространены. Авторы высказывают мысль о том, что прерогатива на участие в военных действиях у КШК становится уделом части мужчин, а не всех лиц мужского пола.

9. Центральная Германия, Вартбергская культура.
Исследовано 186 образцов поздненеолитической Вартбергской культуры из Центральной Германии. Лишь у 13 индивидов (7%) засвидетельствованы травмы, полученные в результате межличностных конфликтов, восемь из них от таких травм скончались (4,3 %). При этом распределение между мужчинами и женщинами таких травм показывает одинаковую возможность такие повреждения получить для обоих полов. Кроме того, авторы высказывают мысль, что судя по характеру повреждений на травмированных женских черепах, существует вероятность вовлеченности женщин в конфликты. Впрочем, эта гипотеза нуждается в проверке на большем материале. Авторы склоняются к мысли, что убийство не всегда было первостепенной целью конфликта и часто речь шла об оглушении или обездвиживании. Об этом говорит преобладание заживших ранений над смертельными. В любом случае, насилие оставалось привычной вещью для обществ позднего неолита.


10. Нидерланды. Поздний мезолит – ранний неолит.
Были исследованы скелеты с трех памятников позднего мезолита, раннего неолита. Всего 34 индивида, из них только двое несут явные следы межличностных конфликтов в виде травм черепа. Судя по изотопному анализу, в выборке широко представлены и люди, выросшие не в этой местности, травмами были отмечены только здешние обитатели.

Повреждения на черепе из Полдервега.
Высказывается предположение, что двое травмированных мужчины имели особый статус в обществе.

11.Франция, неолитические культуры.
Во Франции материалы из более чем 60 поселений неолита показали наличие поврежденных в столкновениях скелетов, по большей части от стрел.

Фрагмент позвоночника с застрявшим наконечником стрелы.

Авторы склоняются к выводам, что именно неолит стал точкой отсчета для межгрупповых конфликтов и военных действий. Хотя такие случаи засвидетельствованы и ранее, у охотников, но настоящий размах они приобрели именно в новом каменном веке. С территории Франции происходит огромное количество стрел и свидетельств поражений луками. Исследователи отмечают также находки сразу нескольких колчанов со стрелами у некоторых индивидов, что отражает именно усиление военного потенциала, так как для охоты такое количество было избыточным. Как раз в эпоху среднего неолита в Западной Европе появляются первые признаки социального неравенства, что неразрывно связано с возросшей агрессией. На уровень этой агрессии повлияли, по мнению авторов, сразу несколько факторов : материальные потребности, связанные со спорами о границах, экономические мотивы, позволявшие приумножить материальные ценности в результате набегов, социальные причины – как демонстрация уровня силы или престижа общины или отдельного лидера. Однако речь не идет о полномасштабной войне, а лишь о серии конфликтов, которые были привычны, но не обязательны для неолитических обществ. Поэтому в ту эпоху еще не возникает никакой военной специализации или групп, связанных только с войной. Все это возникает только в бронзовом веке.

12. Южная Британия
Предыдущие исследование британских неолитических скелетов выявили 40 черепно-мозговых травм у 32 индивидов из общего числа 350 черепов различной сохранности.

В текущей работе авторы скорее ставят вопросы и задают векторы исследования. Они обращают внимание на возможность региональных отличий в уровне насилия разных частей Великобритании, а также на погребальный контекст людей с травмами.

13. Греция
В ходе остеологического анализа греческого неолитических скелетов был выявлен ряд случаев доказательств межличностных конфликтов. В этой работе рассматриваются все зарегистрированные свидетельства подобных травм в мезолитический и неолитический периоды в Греции. В Алепотрипской пещере находится 13% (9 из 69 особей) со следами заживших травм черепа, наблюдаясь в основном у взрослых мужчин. В пещере Франхти общая распространенность, включая черепно-мозговые и посткраниальные травмы, для всего доисторического населения составляет 7,9% (5 из 63 людей). Черепно-мозговая травма кажется более распространенной на этом участке в мезолите (2 из 17), чем в неолите (ни одного из 46). В ранненеолитической Неа Никомедея более высокий уровень травматичности, главным образом на более низких скелетах, молодых и взрослых, травмировано больше мужчин, чем женщин. В Проскине есть один случай (из семи) излеченного депрессивного перелома, в ранненеолитический Ксиролимни (1 из 10), в то время как в конце есть 2 (из 31) поздненеолитическая Кефала. Признаков травматических повреждений не обнаружено Макриялосе и пещере Теопетра. В целом, эти данные указывают не на общую войну, а на спорадические нелетальные столкновения между мужчинами с использованием тупых предметов. Общий уровень насилия в неолитической Греции характеризуется как низкий или умеренный.

Карта исследованных памятников.

14. Северная Испания
Сан Хуан и Порта Латина – две маленьких деревушки посреди гор, расположенные в долине реки Эбро. Именно здесь в переходное от неолита к энеолиту время было похоронено большое количество людей со следами насилия. Всего здесь обнаружено 338 скелета всех половых и возрастных групп. Часть из них имеет следы насильственных повреждений. Интересно, что были изучены не только черепа, но и посткраникальный скелет.

Одно из погребений.


Места ранений и их последствия (выжил – не выжил).
Вообще, из сборника именно эта статья наиболее полно рассматривает не археологический контекст, а антропологический. Перечислены переломы, эрозии, следы колото-резаных ран, повреждений от стрел.

15. Центральная Португалия
Было исследовано девять травмированных костяков из долины реки Набан. Семь травм было расположено на черепе и имели следы заживления. Авторы не предлагают однозначных выводов по поводу происхождения этих повреждений головы, указывая, что они не обязательно могли быть нанесены во время конфликтов. С той же вероятностью они могли быть получены другим путем. Однако, учитывая то, что в регионе отмечены явные следы конфликтов (см. выше) и то, что травмы обнаружены в основном у мужчин, такой вариант не может быть исключен.


16. Португалия, поздний неолит.
Рассмотрен материал из скелетной коллекции поздненеолитических португальских погребений. 43 травматических поражения были найдены на 16 образцах. Черепно-мозговые травмы (86%), особенно черепно-мозговые переломы (70%) были наиболее часто встречающимся повреждением. Большинство черепно-мозговых травм имеют следы заживления. Из травм посткраниального скелета только одно повреждение связано с застрявшим в кости наконечником стрелы, остальные – следы колото-резаных ран. Авторы отмечают, что все же для большинства повреждений нет возможности полностью отвергнуть случайный характер травмы.

Уверенную интерпретацию затрудняет коллективный характер погребений неолитических групп Португалии, плохая сохранность костяков. Кроме того, скотоводческий характер этого населения затрудняет обнаружение поселений, где следов насильственных действий могло бы обнаружиться больше. Было сделано интересное наблюдение - более поздние поселения начинают укрепляться, однако количество травм уменьшается, что может говорить о том, что в раннем периоде тактика засад была более распространенной (и более эффективной), чем практика нападения на поселения.


А теперь мои личные выводы и имхи.
Совершенно очевидно, что пасторальные картинки мирной жизни первых фермеров очень далеки от реальности. Врожденным пацифизмом они не отличались и боевые столкновения были привычной частью их жизни. С другой стороны, неолитические общества не видели в войне смысла существования - это была лишь одна из возможностей выхода в конкретной ситуации. Поэтому мы так и не увидели выделения воинских коллективов, специализированного оружия. Определенные изменения в социальной структуре увеличение конфиктов, конечно, повлекло. Но речь скорее об укреплении авторитета вождей.
Нет смысла говорить о какой-то глобальной войне на всем протяжении неолита. Следы бойни как в Тальхейме удивляют, но остаются локальным эпизодом, хотя ЛЛК тут выделяется. С другой стороны, неолитические общества Греции или Балтии довольно миролюбивы, что не позволяет говорить о каком-то системном кризисе для всех земледельцев. Скорее конфликты первых фермеров были ситуативны - в одних случаях причины были экономические, в других социальные, в третьих возможно вообще случайны. Скорее следует говорить о территориальных группах, готовых к крайним мерам, если такая возможность возникала.
Оружие похоже скорее отражало способ нападения. Убитые в поселениях погибали от ударов, нанесенных в ближем бою, а разбойные нападения за пределами поселений совершались с использованием лука.
Жаль, что многие исследования этого сборника сосредоточены только на черепе, хотя люди, как известно, умирают не только от травм головы. Возможно стоит допускать какую-то часть населения, умершую от ударов в корпус.
Ну и напоследок скажу, что мне больше всего понравились статьи про Тальхейм и Сан Хуан с Порто Латина. Первая максимально подробно реконструирует случившееся, вторая наиболее наглядная.
Tags: антропология, археология, война, доистория, книги, культура ленточно-линейной керамики, культура шнуровой керамики, неолит, неолитизаторы, охотники и земледельцы, палеоантропология, первобытные войны, работы и материалы, реконструкции, энеолит
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Владимир Кияшко про степные курганы

    Чем интересны степные курганы Юга России? Как они возникли и какие могильники им предшествовали? Какие находки обнаруживают учёные в процессе…

  • Что ели ваши предки? Каменный век - не мясом единым

    Похоже, что тема доисторической кухни еще долго меня не отпустит. Казалось бы, про верхний палеолит и мезолит все более или менее рассказал.…

  • Рыба в клире

    В коллекцию постов про доисторическую древнюю кухню. Костные останки осетровых рыб Laszlo Bartosiewicz et al. / Archaeological…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments

Recent Posts from This Journal

  • Владимир Кияшко про степные курганы

    Чем интересны степные курганы Юга России? Как они возникли и какие могильники им предшествовали? Какие находки обнаруживают учёные в процессе…

  • Что ели ваши предки? Каменный век - не мясом единым

    Похоже, что тема доисторической кухни еще долго меня не отпустит. Казалось бы, про верхний палеолит и мезолит все более или менее рассказал.…

  • Рыба в клире

    В коллекцию постов про доисторическую древнюю кухню. Костные останки осетровых рыб Laszlo Bartosiewicz et al. / Archaeological…