andvari (andvari5) wrote,
andvari
andvari5

Categories:

Про обезьяний патриотизм. В прямом смысле.

Как показывают антропологические и археологические данные, первобытные люди до поры до времени не слишком конфликтовали друг с другом. Межличностная агрессия была на минимальном уровне, тем более про какие-то войны групп охотников-собирателей тоже говорить не приходится. То ли дело обезьяны! У шимпанзе агрессия как раз зашкаливает. А ведь считается, что это самое близкое к человеку животное.



Есть такой гормон - окситоцин. Он же гормон "любви и дружбы". У млекопитающих он способен стимулировать заботу о потомстве. У людей он способен даже заставить женатых мужчин хранить верность. У обезьян этот гормон является не только ключом к любви и дружбе, но и к войне. Он стимулирует групповую кооперацию. Для своих это оборачивается альтруизмом, для чужаков - агрессией. Это называется парохиальный альтруизм, т.е. направленный исключительно на своих.

Биологи измеряли уровнь окситоцина у шимпанзе. Во время случаев агрессии внутри группы он оставался в норме, но резко подскакивал перед столкновениями с другими группами или во время совместной охоты, которая требовала кооперации.Ключевым фактором, заметно влияющим на уровень окситоцина, оказалось наличие внешнего врага. При этом чем выше опасность внешнего врага, тем выше степень кооперации. Именно при сочетании двух факторов - внешней угрозы и потребности в сотрудничестве, окситоцин был на максимальном уровне. Он повышается перед возможным столкновением. И чем его уровень выше, тем больше вероятности, что обезьяна будет атаковать. Похоже, на войну идут те, кого переполняют нежные чувства к сородичам.

У людей то же самое. Эти данные хорошо согласуются с гипотезой сопряженной эволюции парохиального альтруизма и войн, согласно которой повышенная склонность к внутригрупповой кооперации и альтруизму у наших предков развивалась в тесной связи с ксенофобией в контексте чрезвычайно острой межгрупповой вражды.
Наличие угрозы способствовало кооперации, делая группу сплоченней. А уже сплоченная группа сумеет захватить или отстоять ресурсы.

Шимпанзе привязаны к территории и ресурсам. Убийства внутри группы тоже случаются, но убийцы это всегда несколько особей, которые атакуют одну жертву. Так почему наши верхнепалеолитические предки были не так агрессивные как шимпанзе? Может быть потому, что ареал обитания несоизмеримо выше, более высокая социальная организация позволила сильно расширить источники пищи, плюс технологические новинки позволили с меньшим риском ее добывать? Ведь начало конфликтов как раз указывает на конец палеолита-начало мезолита, когда поистребили мегафауну


https://nplus1.ru/news/2016/12/27/oxytocin

https://elementy.ru/novosti_nauki/432907/Mezhgruppovye_konflikty_u_shimpanze_svyazany_s_povyshennym_urovnem_oksitotsina
Tags: война, генетика
Subscribe

Posts from This Journal “война” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments