andvari (andvari5) wrote,
andvari
andvari5

Categories:

Конфликты в палеолите


Раз уж ранее речь шла о конфликтах в доисторических обществах, и я рассматривал данные по неолиту и энеолиту, хорошо было бы узнать как же дело обстояло в более отдаленные времена. Что там было на заре человеческой истории? Уж явно агрессии было побольше, чем у мирных фермеров или чуть более мирных ранних скотоводов. По крайней мере, при слове каменный век у большинства людей вряд ли возникнут сомнения в возможности конфликтов. Более того, скорее всего большинство назовет эту эпоху как наиболее конфликтную.
Что там было у охотников-собирателей? Двинуть дубиной и отобрать — примерно так.
Пролить свет на взаимоотношения людей той эпохи могут археологические, палеоантропологические и этнографические данные. Причем последние как оказалось могут быть наименее надежными в такого рода исследованиях. Археология, в условиях отсутствия специализированного оружия, укреплений, да и поселений как таковых, для этой эпохи тоже не в приоритете. Остается палеоантропология. В этом случае, от повреждений костей полученных после смерти естественным или искусственным путем, от прижизненных бытовых и охотничьих травм следует отделить именно такие, которые связаны с насилием человека над человеком. Это повреждения от оружия, которое в ту эпоху могло быть только охотничьим.

Ранние гоминиды
У ранних гоминид имеются следы повреждений, которые могли бы быть нанесены другим гоминидом, но такая их интерпретация неоднозначна. Это вполне могут быть и травмы другого характера. Из всех таких ран только одну можно достоверно интерпретировать как нанесенную человеком. У гоминида Мапа 1, найденного еще в 1958 г. близ одноименной деревни в провинции Гуандун, Китай была вмятина на черепе в области лба. Возрастом Мапа 1 от 240 до 130 тыс. лет назад. Характер повреждения говорит, что это был скорее всего удар брошенным камнем. Впрочем, есть еще одна интерпретация — обладатель травмы мог ее нанести сам себе в результате ритуальных действий. Такого рода повреждения известны на этнографическом материале и отличить их от боевых травм сложно.

В общем, для этого периода времени межличностные конфликты либо не были широко распространены, либо не приводили к серьезным травмам или смерти. Небезынтересно было бы сравнить это с данными по обезьянам. Насколько я слышал, убийства и внутривидовое насилие среди обезьян редкость, кроме шимпанзе, у которых уровень убийств высок. Впрочем, для корректного сравнения нужно поднимать серьезную научную зоологическую литературу, в которой я могу просто «поплыть».

Неандертальцы
Следует ожидать, что у неандертальцев уровень агрессии будет выше, ведь неандерталец должен быть просто воплощением хорошей драки.

Однако, тут тоже не все так просто. Данных по неандертальцам гораздо больше, чем по ранним гоминидам, но и они неоднозначны. Стоит отметить, что травматизм в ту пору был очень велик — ни один неандерталец старше 30 лет не избежал серьезных травм. Ломали черепа, руки, ноги, позвонки, ребра. Некоторые из ранений, которые ранее рассматривались как боевые, оказались посмертными деформациями, возникшими в результате неаккуратных раскопок. Однако, есть такие травмы, которые скорее всего были нанесены колющим оружием. Шанидар 3 был поражен в грудь, неандерталец из Сен-Сезар в голову. Эти раны похоже самые древние свидетельства боевых столкновений, однако всегда есть вероятность, что они связаны с несчастным случаем на охоте или случайным травматизмом от охотничьего оружия. В любом случае, великая война между неандертальцами и кроманьонцами похоже отменяется. Как и патологическая агрессия неандертальцев. Впрочем, каннибализм никто не отменял.

Homo sapiens
С кроманьонцами ситуация также непростая. Палеоантропологические данные демонстрируют куда больше травм из-за межличностных конфликтов, повреждений от оружия. Однако, подавляющее их большинство относится к самому концу верхнего палеолита, позднее 16 тыс. до н.э., а все кости с застрявшими наконечниками относятся только к этому периоду. До этого времени известны лишь единичные следы от оружия. Так, позвонок погребенного в Сунгире мужчины несет следы несквозного проникающего ранения, нанесенного острым предметом. Рана, нанесенная в нижнюю часть шеи над ключицей скорее всего и привела к быстрой смерти. От смертельной раны, нанесенной в область таза, мог погибнуть и подросток Сунгирь 2. В Центральной и Западной Европе достоверно боевых ранений в это время нет. В Египте скелет с Вади Кубанья обнаружен с наконечником. Зато много неопровержимых доказательств межличностных конфликтов появляется в финале верхнего палеолита. Это кости с застрявшими наконечниками. И они обнаруживаются и в Европе ( Сан-Теодоро, Грот детей, возможно Монфоро), и в Африке (джебел Сахаба), и на Ближнем Востоке (Кебара). Именно в это время в погребениях встречаются наконечники, которые, вероятно на момент захоронения находились в мягких тканях или между ребрами, в тазу, внутри черепа. Конечно, никуда не исчезают и обычные следы от оружия, как в предыдущие эпохи. В итоге, можно констатировать, что уровень агрессии и межличностных конфликтов серьезно возрастает в финале верхнего палеолита. Есть, впрочем, теории, которые допускают жертвенный характер двойных и тройных погребений верхнего палеолита. В пользу этого может свидетельствовать половозрастной состав погребенных или исключительный инвентарь, но в целом, эта теория труднодоказуема. В Иордании, на памятнике Вади Матаха обнаружено костяк с возможными следами насильственной смерти. Рядом с ним обраружен частично сохранившийся детский костяк, т. е. Погребение парное. Взрослый лежал в такой позе, будто его руки были связаны за спиной вместе с загнутыми ногами. Других погребенных в такой позе в верхнем палеолите нет.



В 70-80 годы XX века в Новой Гвинее были собраны этномедицинские данные, согласно которым след на костях оставит каждая десятая стрела с неметаллическим наконечником. Остальные поразят мягкие ткани. При этом, такая стрела не только оставит отметину на кости, но и в половине случаев обломится и останется в костной ткани. Лук быстро становится основным орудием охоты, вытеснив копьеметалку. Следовательно должно возрасти и количество травм с застрявшими наконечниками. Так и происходит. Экспериментальные методы показали, что лук гораздо эффективней метательного копья. Но только ли изменение вооружения повлекло за собой увеличение боевых травм в финальном верхнем палеолите? Или человеческие коллективы подверглись какой-то социальной трансформации, увеличившей количество конфликтов? Для этого были сравнены две сводки: в одной кости людей с застрявшими наконечниками, в другой животных. Как уже выше отмечено, человеческих останков с кремневыми осколками ранее 15 тыс. л.н нет. Зато костей животных в этот период очень много. Кроме того, в конце верхнего палеолите и мезолите количество приблизительно становится равным. Конечно, накопление данных может и изменить существующую пропорцию ( стоит учитывать, что количество обнаруженных костей животных исчисляется миллионами, а людей тысячами), зато подобные изменения вполне укладываются в гипотетические социальные трансформации, разрабатываемые некоторыми исследователями (переход к охоте на более мелкую фауну и интенсивное собирательство, что повлекло за собой межгрупповые конфликты). Люди стали более территориальны, что повлекло привело к усложнению древних коллективов.

Изобразительные источники.
Еще один источник, к которому можно обратиться — наскальные изображения . Следует оговориться, что сцены вооруженного насилия сами по себе не служат универсальным показателем агрессии. В итальянском неолите количество конфликтов, судя по палеоантропологическим и археологическим данным было выше, чем в последующем энеолите, а изображений схваток - меньше.Если не учитывать передатированные изображения, то окажется, что в верхнепалеолитическом искусстве неизвестны сцены схваток между людьми. Самое древнее изображение такого рода — из Северной Австралии, возрастом около 10 тыс. лет. Сцены с оружием в верхнем палеолите, которые изначально трактовались как свидетельства столкновений кроманьонцев, допускают и иные интерпретации. Падающий человек из пещеры Коске вполне может оказаться тюленем, чьих изображений на этом памятнике полно.

Линии у человеческих силуэтов в пещерах Пеш Мерль и Куньяк, первоначально связанные со стрелами или дротиками, допускают и иное толкование. Схожих изображений много, как и их трактовок, поэтому однозначно боевых действий в ту эпоху не отмечено в наскальных рисунках. Примечательно отсутствие щитов на изображениях. Это оборонительное вооружение применяется исключительно для защиты от человека, от животных им не защищаются.


По мотивам
Л.Б. Вишняций "Вооруженное насилие в палеолите"
http://www.archeo.ru/struktura-1/otdel-arheologii-paleolita/pdf/SP14.pdf

Войны шимпанзе
https://www.nkj.ru/news/30627/


Tags: война, палеолит, первобытные войны, работы и материалы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Владимир Кияшко про степные курганы

    Чем интересны степные курганы Юга России? Как они возникли и какие могильники им предшествовали? Какие находки обнаруживают учёные в процессе…

  • Что ели ваши предки? Каменный век - не мясом единым

    Похоже, что тема доисторической кухни еще долго меня не отпустит. Казалось бы, про верхний палеолит и мезолит все более или менее рассказал.…

  • Рыба в клире

    В коллекцию постов про доисторическую древнюю кухню. Костные останки осетровых рыб Laszlo Bartosiewicz et al. / Archaeological…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments