andvari (andvari5) wrote,
andvari
andvari5

Categories:

Висло-неманская ) культура и Восточноприбалтийская культура боевых топоров - 1

Висло-неманская (Haffkustenkultur, жуцевская ) культура и Восточноприбалтийская культура боевых (ладьевидных) топоров.

Продолжаю перепост с балтославики о шнуровых культурах. Т.к. формат жэжэчки не поддерживает столь большие посты, разделю его на два.

Южное побережье Балтийского моря с прилегающими областями в III т.л. до н.э. представляет большой интерес для изучения вопросов, связанных с культурно-исторической общностью боевых топоров и шнуровой керамики. Здесь сформировались яркие прибалтийские культуры - локальные варианты общности. Возможно именно здесь следует искать и древнейшие истоки Финской и Скандинавской культуры боевых топоров и части Фатьяновской культуры Волго-Окского региона.

Висло-Неманская культура.

По современным представлениям культура локализуется в Северо-Восточной Польше, в т.ч. ее прибрежной части, на территории Калининградской области,западной Литве. Помимо этого, в Польше,на юго-востоке Мазурского озерного края, выделяется т. н. мазурская группа памятников, которую рассматривают как местное образование, очень близкое Висло-Неманской культуре. Сходные памятники известны в бассейне западного Немана. Древности, выявленные в восточной Литве по многим показателям также имеют большое сходство с висло-неманской культурой. В ареал висло-неманской культуры включают и часть памятников западной Латвии и северной Литвы.
Следует отметить, что саму висло-неманскую культуру ряд исследователей считают локальным вариантом более крупной Восточноприбалтийской культуры боевых топоров и шнуровой керамики ( Д.А. Крайнов и др.,1987, стр.53; R.Rimantene, 1992, стр.166).



Рис.1. Карта распространения Висло-Неманской культуры ( по Р. Римантене)

Памятники Висло-Неманской культуры представлены поселениями и погребальными комплексами.
Наиболее изученными поселениями являются такие как Жуцево, Сухач,Ослонино в Польше, Нида, Швянтойи 1-4 А, Дактаришке и Шарняле в Литве. Есть долгосрочные поселения, характеризуемые мощным культурным слоем есть и кратковременные стоянки.
На ряде памятников ( Жуцево, Сухач),расположенных на всхолмлениях, склоны специально превращали в террасы для наиболее удобной застройки и затем укрепляли крупными валунами. Сами постройки были столбовой конструкции, как однорядные, так и двухрядные, с двускатной крышей и нередко довольно основательно заглублеными в землю.Внутри жилых построек устраивались обложенные камнями очаги.Такие постройки имеют различные размеры. ( Э.Б. Зальцман, 2010, стр.16-17).Наземные сооружения обнаружены на поселении Нида на Куршской косе.А на Швянтойи 1А обнаружена еще и оградка — предположительно загон для скота и закол для ловли рыбы( Д.А. Крайнов и др.,1987,стр.53- 54).

Археологические материалы позволяют сделать выводы об основах хозяйства населения Висло-Неманской культуры.Среди остеологического материала есть кости крупного рогатого скота, большое значение имело разведение свиней, обнаружены кости овец и коз.В прибрежных зонах существенную роль играла охота на морского зверя и рыболовство. В районах удаленных от морского побережья охота велась на диких кабанов, лосей,туров и т.д. Встречаются кости водоплавающих птиц и панцири раков. Жители поселков и здесь также занималось рыболовством. Помимо этого, повсюду на поселениях Висло-Неманской культуры зафиксированы следы занятия земледелием: на ряде фрагментов керамики обнаружены отпечатки зерен пшеницы и ржи, палинологический анализ в Жуцево показал наличие ржи, а в Ниде ячменя и ржи ( Э.Б. Зальцман, 2010, стр.28). В Швянтойи 1А из культурных растений обнаружены конопля, просо и мальва ( Д.А. Крайнов и др.,1987, стр.54).Тем не менее, исследователи сходятся во мнении, что наиболее значимыми сторонами деятельности населения Висло - Неманской культуры было скотоводство, охота и рыболовство и только затем земледелие.

Особенностью погребального обряда Висло-Неманской культуры, впрочем как и всей Восточноприбалтийской культуры боевых топоров и шнуровой керамики, является обычай бескурганного захоронения умерших в пределах поселений.Есть предположение о существовании отдельных обособленных грунтовых могильников. Известно несколько погребений и под курганными насыпями , а также впускные захоронения в насыпь кургана.
В захоронениях, обнаруженных в пределах поселений, все погребенные находились в скорченном на боку положении. Большинство таких захоронений относится либо к случайным находкам, либо происходит из довоенных раскопок, что сказалось на качестве исследования. О наличии или отсутсвии погребальных сооружений, в данном случае, ничего сказать нельзя.
Три погребения, найденные в Толкмицко и семь погребений из Жуцева ( в Польше) не сопровождались никаким погребальным инвентарем. Погребение из Росситтена (Куршская коса) было обнаружено еще в дореволюционные годы.Рядом с покойником находился каменный сверленный топор,кремневый нож, костяная игла, часть янтарного кольца,круглый каменный диск и маленький окаменевший коралл.К дореволюционным находкам относятся и два скорченных погребения в Мешкадаубисе в Литве, в сопровождении двух каменных сверленных топоров и глиняного сосуда, украшенного налепным валиком. Относительно более профессионально изучен курган в Каупе (Моховое, современная Калининградская область), хотя его раскопки и проведены в конце XIX века. Здесь от наиболее раннего захоронения почти ничего не осталось, оно было разрушено при устройстве более поздних погребений.Одно из последующих погребений было совершено на уровне дневной поверхности. Костяк находился в скорченном положении, головой на юго-запад, на правом боку на площадке из плоских камней. При устройстве погребения, могилу окружили двойным частоколом, диаметром 4,5 м.. ( Б.Э. Зальцман, 2010, стр. 17-18).
В состав погребального инвентаря входили две костяные пластинки и кремневый скребок.Подобные и близкие им костяные и роговые пластинки достаточно часто встречаются в погребениях культур боевых топоров и шнуровой керамики ( в Прибалтике, Польше, Германии, Дании, России),причем чаще по две и всегда располагаются возле кистей рук умершего.На этом основании Д.А. Крайнов считал, что они являлись предохранителями или браслетками, одевавшимися на обе руки ( Д.А. Крайнов, 1987, стр.52). Но более правдоподобным представляется мнение С.Ленчинского, согласно которого это накладки на кончики ремней, либо поясов (S.Lenczycki,1989, стр.111-123). Ведь кисти рук покойников, как правило, находились в районе живота.



Рис.2 Костяные накладки из погребений культур боевых топоров и шнуровой керамики:
1.Каупе ( Моховое), 2.Злота, 3.Круча Замкова (по С.Ленчинскому)

Второе погребение из Каупе находилось в пределах земляной насыпи. Положение погребенного также скорченное. Захоронение было окружено ровиком и двухрядным частоколом, диаметром 5,5 м. ( Э.Б. Зальцман, 2010, стр. 18).Вместе с умершим находился каменный сверленный топор, кремневый нож на отщепе и костяная игла (Э.Б. Зальцман, 2010, стр. 18). Захоронения в курганах с каменным покровом и остатками деревянных конструкций обнаружены в Кенсоче и Бабенты-Малы на территории Польши ( Э.Б. Зальцман, 2010, стр.18).
Помимо этого в Литве известны групповые могилы и одиночные погребения (все совершены по обряду трупоположения в скорченной позе): Мешкосгалва,Алкснуне, Юодкранте на Куршской косе, в прибрежной части — Курмайчай и Ланкупяй, в центральной — Гринкишкис и Паштува, на севере -Шакуня и др.( Д.А.Крайнов и др.,1987, стр.52).
Для ряда погребений в Литве получены абсолютные даты: Плинкайгалис 242 — 2920 ВС,
Спингинас 2 — 2880 ВС, Плинкайгалис 241-2620 ВС ( P. Tebelskis and others,2006, стр.11).
При земляных работах в Гяваркай ( северо-восточная Литва) случайно обнаружено погребение позднего этапа культуры боевых топоров и шнуровой керамики. Его более точная культурная атрибутация затруднительна, поскольку среди погребального инвентаря отсутствовала керамика. Однако, с одной строны, данная территория входила в область распространения Висло-Неманской культуры, с другой стороны и сама Висло-Неманская культура, вероятно, могла являться вариантом Восточноприбалтийской культуры боевых топоров и шнуровой керамики. От костяка сохранились отдельные фрагмены. О позе и ориентировке покойного, равно как и о наличи либо отсутствии погребального сооружения в могиле сказать ничего нельзя. Погребальный инвентарь состоял из каменного сверленного топора, кремневого клиновидного подшлифованного рабочего топора с прямоугольным сечением, костяной молоточкообразной булавки и кремневого отщепа. Согласно радиоуглеродного анализа, проведенного по костям, захоронение датируется 2281-2269 ВС cal. (P. Tebelskis and others,2006, стр.9-11)



Рис.3. Инвентарь погребения из Гяваркай.

Как и во многих других культурах данной общности, керамика Висло-Неманской культуры подразделяется на повседневную, т. н. «кухонную», происходящую с поселений и парадную погребальную, предназначенную для захоронения с умершим. Последняя отличается большей тщательностью выделки, лучшим качеством обжига и т. п. Но подавляющее большинство известного нам керамического материала Висло-Неманской культуры происходит именно с поселений.


Рис.4. Керамика Висло-Неманской культуры.

В керамических формах широко представлены разнообразные сосуды типа «кубков».
(Отвлекаясь от темы, хочу отметить, что сам термин «кубок» лично мне не представляется
удачным. Ведь существует множество типов и подтипов сосудов, с различной профилировской, разных пропорций, даже форм и т. д. и все это объединяется названием «кубки». В этом плане классификация керамических форм очень громоздкая и неудобная. Потом, если говорить о литературе, то указанный термин используется не везде, соответственно возникают сложности при сравнении материалов описательного характера,
принадлежащего разным «школам» исследователей).
Итак, кубки самой различной формы: со стройным и вытянутым туловом и S-образной профилировкой, с резким перегибом между шейкой и туловом, приземистые с округлым туловом и длинной шейкой, бочковидные, с расширенным туловом и суженным горлом, с прямыми стенками, с высокой, с низкой шейкой и т.д.
Встречаются и т. н. «А-кубки» ( по П. Глобу) и близкие им по форме сосуды.



Рис.5. Амфоры Висло-Неманской культуры ( 1,2. Саксо-тюрингские или А-амфоры).

Выделяются амфоры и сосуды амфорного типа нескольких разновидностей, в т.ч. амфоры типа Злота, а также т.н. «А-амфоры» ( по П. Глобу) или амфоры тюрингского типа.
Большое распространение получают различные широкогорлые горшки в т.ч.с налепными валиками, а также горшки с подковообразными ушками, горшки воронковидной формы.Весьма специфическими керамическими изделиями являются разнообразные мисочки и ванночки удлиненной и овальной формы -изделия такого типа на памятниках культуры боевых топоров и шнуровой керамики встречаются только в Южной и Восточной Прибалтике.
Нужно отметить, что среди керамики Висло-Неманской культуры, есть формы, напоминающие сосуды Фатьяновской культуры, Финской и Скандинавской культуры боевых топоров.



Рис.6. Керамика Висло-Неманской культуры. Воронковидные горшки, горшки с налепами и т. н. ванночки.


Разнообразны орнаментальные мотивы. Встречается исключительно шнуровой орнамент, представленный горизонтальными оттисками шнура, горизонтальными оттисками шнура, в сочетании с треугольниками, в.т.ч. и заштрихованными, выполненными шнуровыми отпечатками, вертикальными линиями, полуовалами, сложные комбинации и т.п.- все эти узоры выполнены оттисками шнура. Довольно широко распространен шнуровой орнамент в сочетании с другими типами орнамента — нарезного, различных наколов и т. д. Помимо шнурового орнамента и его сочетаний, характерны и другие типы орнамента: нарезная елочка, валиковые прямые и волнистые налепы,орнамент из ямок, разнообразные оттиски прямоугольного и гребенчатого штампа. Реже представлен т.н. «бисерный орнамент» ( кстати весьма характерный для Скандинавской культуры боевых топоров). Встречаются на керамике и «жемчужины» т. е. округлые выпуклины.

Среди каменных сверленных боевых топоров Висло-Неманской культуры довольно много относящихся к коротколопастным обушковым ( по классификации Д.А.Крайнова) или «топорам А-типа» (по П.Глобу) в т.ч. и близких по своему типу топорам Фатьяновской культуры ( Д.А. Крайнов и др.,1987, стр.54).
Близки «топорам А-типа» и топоры типа В ( по П.Глобу) — без лопасти.
Встречаются топоры подромбических очертаний, а также топоры т. н. «балтийского типа» четырехугольного сечения с круглым коротким обухом. Наконец,есть группа втульчатых топоров. Очень редко находят фасетированные топоры, причем, как правило в качестве случайных находок.
С поселения Жуцево происходят миниатюрные копии ладьевидных топориков. Известны и миниатюрные копии топориков из янтаря (Э.Б.Зальцман, 2010, стр.24). Для сравнения: миниатюрные копии каменных сверленных топоров из глины известны на памятниках Фатьяновской культуры ( Д.А. Крайнов, 1972, стр.154, рис.50).


Рис.7. Каменные сверленные топоры Висло-Неманской культуры.

Рабочие шлифованные топоры, в основном, вытянутой трапецевидной формы, подчетырехугольные или овальные в сечении. Они изготовлены либо из кремня, либо из местных пород твердого камня.
Кремневые наконечники стрел представлены треугольно-черешковыми, сердцевидными, ланцетообразными и подромбическими формами.
Выделяются кремневые наконечники копий и дротиков с хорошо выделенным черешком, известны наконечники и лавролистной формы.
Среди прочих кремневых изделий — ножевидные пластины,скребки, ножи, проколки и сверла и т. п. Выразительны миниатюрные скребки с подшлифованным лезвием.
Также обнаружены каменные мотыги и зернотерки.

В числе костяных и роговых изделий гарпуны, присутствуют наконечники стрел, проколки иглы и шилья, долота.

Из костяных украшений следут отметить костяные бусины, пронизки, накладки для ремней ( о которых говорилось выше) — все эти изделия типичны для всей культурно-исторической общности, а также разнообразные булавки. Последние тоже имеют широкое
распространение в культурах боевых топоров и шнуровой керамики. Помимо Прибалтики, они обнаружены в могильниках Фатьяновской культуры, в культурах боевых топоров и шнуровой керамики в Северной Украине и Южной Белоруссии ( ранее отосимых к единой Среднеднепровской культуре — прим.мое), других культурах боевых топоров и шнуровой керамики,а также памятниках Культуры Шаровидных Амфор ( Д.А.Крайнов, 1972, стр.87).

Разнообразны украшения из янтаря: линзовидные и ладьевидные пуговицы с V-образным сверлением, янтарные подвески овальной или трапецевидной формы с отверстием в верхней части, линзовидные диски с отверстием в центре или по краю, встречаются и подобные диски без отверстий с пазами по краям для крепления, пронизки с утолщением к центру и
т. д. Именно на территории Южной и Восточной Прибалтики в это время наблюдается расцвет обработки янтаря и оживленный обмен им между родственными племенами культуры боевых топоров и шнуровой керамики (Д.А. Крайнов, 1987, стр.55).

Благодаря благоприятным условиям ( торфяные отложения) на стоянке Швянтойи 1 А сохранились и предметы из дерева: деревянные наконечники стрел, ложки, блюдца, корыта, деревянный поднос.Заслуживают внимание находки челна и весел. Здесь же найдены и фрагменты циновок из липового лыка.

Отдельно следует упомянуть каменные метательные шары, в частности обнаруженные на поселении Нида ( Д.А. Крайнов, 1987, стр.53).

В Висло-Неманской культуре, в основном, выделяют два локальных варианта: западный , по большей части, на территории Польши и восточный на территории Литвы. Представляется, что на самом деле таких локальных вариантов и групп может быть гораздо больше. Множество локальных групп в составе одной культуры, явление вообще характерное для всей культурно-исторической общности боевых топоров и шнуровой керамики. Считается, что западный и восточный вариант Висло-Неманской культуры различаются между собой прежде всего доминированием тех или иных керамических форм. В частности, по мнению М. Махника, в западном варианте наибольшее распространение имеют сосуды типа кубков (J.Machnik,1979, стр.368-369). Тем не менее на поселении Швянтойи1А в Литве (на территории восточного варианта), кубки преобладают в сравнении со всеми другими типами керамических сосудов (Э.Б.Зальцман,2010, стр.19). Складывается впечатление,
что этот вопрос требует серьезных уточнений, в т.ч. типологического характера. Если говорить о керамических сосудах типа кубков, представляется целесообразным обратить внимание на высокошейные кубки и резкопрофилированные высокошейные кубки и их процентное соотношение на памятниках западной группы по сравнению с восточными памятниками.
Существовало предположение, что возникновение западного варианта Висло-Неманской культуры относится ко времени где-то 3300 ВС. В настоящее время согласиться с этим нельзя.Во первых такая версия вообще противоречит наиболее ранним достоверным датировкам культуры боевых топоров и шнуровой керамики -3000 ВС (М.Furholt,2003). Во-вторых, образцы для анализа получены с поселений, где помимо материалов собственно культуры боевых топоров и шнуровой керамики, присутствуют материалы более ранней «вальдбургской» культурной группы, которую ранее ошибочно относили к Висло-Неманской культуре. Вероятно именно с этим культурным образованием и следует связывать столь ранние абсолютные даты. Более подробно к проблеме памятников «вальдбургского типа» я вернусь ниже.
О датировках висло-неманской культуры также будет сказано в дальнейшем. Сейчас хотелось бы отметить, что скорее всего какой-либо существенный хронологический приоритет между западной и восточной территорией распространения Висло-Неманской культуры отсутствует. Начало культуры можно определить временем примерно 2900 ВС.

Нельзя на сегодняшний день признать полностью удовлетворительными и существовавшие гипотезы о возникновении Висло-Неманской культуры, а также ее внутреннюю периодизацию, т. е. деление на хронологические этапы.
Так, к примеру, некоторые исследователей допускали, что формирование Висло-Неманской культуры, с одной стороны, произошло в результате слияния пришлой культуры шнуровой керамики с местными неолитическими культурами типа нарвской и верхненеманской(при этом автохтоны не были полностью поглощены пришельцами и оказали серьезное воздействие на мигрантов), а с другой стороны, в ее сложении принимали участие еще и носители Культуры Шаровидных Амфор. Согласно данному мнению, элементы местного субстрата прослеживаются в кремневом инвентаре Висло-Неманской культуры (ланцетовидные, листовидные и ромбические наконечники стрел), в керамических изделиях ( некоторые формы широкогорлых горшков, глиняные овальные миски и ванночки), в формах янтарных украшений и т. д. Где-то это кажется близким к истине.
Но в данном случае, остается без ответа главный вопрос о том когда и каким путем все эти инокультурные элементы попали в Висло-Неманскую культуру. Ведь процессы гибридизаци должны иметь археологическое отражение. На это обстоятельство совершенно справедливо указывает Э.Б. Зальцман (Э.Б.Зальцман, 2010, стр.83) И более того, как стало понятно из последних исследованитй, все вышеуказанные элементы прослеживаются в Висло-НеманскойНеманской культуре уже на ее раннем этапе (Э.Б.Зальцман, 2010, стр.83,95,100).



Рис.8. Схема периодизации Висло-Неманской культуры по Я.Махнику.

Схема возникновения и периодизации Висло-Неманской культуры, предложенная Я. Махником, как и все другие построения этого исследователя, основана на приоритете т. н.
«общеевропейского горизонта шнуровой керамики» или «А-горизонта» (J.Machnik,1979,стр.377-379)
В I фазе ( ранний этап), Я.Махник видит две составляющих: первая характеризуется ладьевидными топорами типа «А» и «В», амфорами типа «А»,высокими кубками S-овидной формы,орнаментированными горизонтальными оттисками шнура, плотным нарезным орнаментом в виде елочки,сочетанием горизонтальных отпечатков шнура в сочетании с мелкими ямочками, сосудами с налепным валиком. Все эти элементы раннего этапа Висло-Неманской культуры, связываются автором с «общеевропейским горизонтом шнуровой керамики». Вторая составляющая происходит от Культуры Шаровидных Амфор это широкогорлые вазообразные сосуды и полукруглые сосуды типа мисок.
На II фазе ( средний этап или классическая фаза по Я. Махнику) культура получает дальнейшее развитие, в т.ч.,по мнению автора, и под воздействием соседних культур боевых топоров и шнуровой керамики.Распространяются фасетированные сверленные боевые топоры. Получают распространение сосуды амфорного типа с двумя ушками и с циллиндрической шейкой,украшенные шнуровыми отпечатками. Округлые амфоры украшаются рядами наколов и насечек.Появляются глубокие миски и широкогорлые горшки,орнаментированные оттисками шнура: горизонтальные, волнистые оттиски, бахрома, петельки и т.п.типы узора.Кубки украшены зональной орнаментацией, включающей сочетание нарезной елочки,насечек,горизонтальных линий. Распространен и орнамент на кубках в виде переплетенных треугольников. Продолжают эволюционировать горшки, декорированные налепным орнаментом.Наконец,появляются воронковидные горшки с ушками и миски удлиненной формы. В этих последних керамических формах , как и в обилии изделий из янтаря, автор усматривает влиянние местных неолитических культур.
Таким образом, согласно схемы Я.Махника,смешение носителей Висло-Неманской культуры с автохтонным населением неолитических культур начинается со среднего этапа ее развития.
К III заключительной фазе относятся каменные сверленные топоры типа К, рабочие клиновидные топоры с овальным или линзовидным сечением. Получают развитие неглубокие широкие миски с ушками, украшенные шнуровым орнаментом, а также насечками. К этому же этапу относятся широкогорлые горшки, орнаментированные рядами ямок. Кубки, на позднем этапе, согласно Я.Махнику, имели слабопрофилированную форму, часто близкую к бочкообразной, иногда с плоскими ушками. Украшались они горизонтальными оттисками шнура.Амфоры имели округлую или циллиндрическую форму, с орнаментом из горизонтальных шнуровых отпечатков в сочетании с наколами.

Сегодня целиком согласиться с этими выводами Я.Махника трудно. Конечно прежде всего здесь опять возникает вопрос о т. н. «общеевропейском горизонте шнуровой керамики» или, как его называют иначе, «А-горизонте». Начало данной концепции было положено П. Глобом и К.Струве и сводилось к представлениям о существовании наиболее раннего периода в развитии культур боевых топоров и шнуровой керамики, предшествовавшего возникновению локальных культур этой общности.Это культурное образование характеризуется каменными сверленными топорами типа «А» ( по классификации П.Глоба) или обушковыми коротколопастными топорами по классификации Д.А. Крайнова ( Д.А. Крайнов, 1972,стр.55-57), керамическими сосудами типа простых кубков, имеющие вытянутые и стройные пропорции, орнаментированные шнуровыми отпечатками — «А-кубки» ( по классификации Глоба) и амфорами тюрингского типа или т. н. «А-амфорами» (Strichbundelamphore). Комбинация находок, представленных «А-топором», «А-кубком» и «А-амфорой» и составляют основной инвентарь общеевропейского горизонта шнуровой керамики.
В дальнейшем, эта гипотеза разрабатывалась многими исследователями. В набор инвентаря «общеевропейского горизонта шнуровой керамики» были включены кубки типа «В» ( по классификации Глоба) — более приземистые, по сравнению с кубками типа «А», а также горшковидные сосуды, орнаментированные налепными валиками.Сторонниками указанной гипотезы констатировался приоритет во времени всех указанных артефактов и последущее образование от данной культурной группы всех других локальных культур боевых топоров и шнуровой керамики.

Как и ранее, гипотеза «общеевропейского горизонта шнуровой керамики» разделялась далеко не всеми исследователями, так и на сегодняшний день, в научных кругах, она имеет своих противников, воспринимающих ее критически. Дело в том, что при детальном изучении культурно-исторической общности боевых топоров и шнуровой керамики с позиций «общеевропейского горизонта», возникает множество противоречий и несоответствий.
К примеру, даже в Центральной и Северной ( континентальной) Европе, сочетание всех основных составляющих ( топор типа А, кубок типа А, амфора типа А) в одном погребальном или поселенческом комплексе встречается крайне редко, на что указывали ряд авторов.Это при том, что культурно-историческая общность боевых топоров и шнуровой керамики далеко не ограничивается этими территориями. Еще М.Бухвальдек, хотя он и являлся сторонником данной гипотезы, отмечал, что в Юго-Западной Германии,Швейцарии и Прибалтике изготовление всех основных составляющих «общеевропейского горизонта» продолжалось еще очень долгое время после его окончания (M.Buchvaldek,1980 стр. 397-398). А вот здесь следует заметить, что данное явление не ограничивается только областями,указанными М.Бухвальдеком, а имеет гораздо более широкую географию. Топор типа А ( коротколопасный обушковый) встречается в культуре Злота на всем протяжении ее развития, аналогичная ситуация в фатьяновской культуре, где подобные топоры присутствуют даже в ее позднем балановском варианте ( Д.А. Крайнов, 1972,стр.55-57; О.Н. Бадер, 1987, стр.198, рис.39) и т.п.
С другой стороны, в связи с широким применением в последнее время методов абсолютного датирования, многие типы изделий, которые ранее, на основании теории «общеевропейского горизонта» считались более поздними, теперь оказываются не менее, а в некоторых случаях, даже более древними. В частности, оспаривается хронологический приоритет каменных боевых топоров типа А перед топорами типа С (M.Furholt,2003). Вероятно, это также справедливо и по отношению к некоторым другим типам топоров. Куявские амфоры и ранние амфоры культуры Злота видимо древнее т. н. А-амфор тюрингского типа и могли послужить прототипами для последних (M.Furholt,2003). Типы сосудов , ранее относимые к более поздним этапам развития культур боевых топоров и шнуровой керамики (J.Machnik,1965, стр.11), присутствуют и в древнейших известных на сегодняшний день комплексах этой культуры (М.Furholt,2003).


Рис.9.Схема развития культуры шнуровой керамики в Малой Польше ( по Я.Махнику)


Рис.10. Наиболее ранние типы керамики и боеых топоров из Малой Польши (по М.Фюрхольту)

При этом и М.Фюрхольт указывает на широкое бытование во времени многих артефактов, причисляемых к «общеевропейскому горизонту», т. е. такие типы вещей могут быть как ранними, так и достаточно поздними (M.Furholt,2003). Еще один пример это клиновидные рабочие топоры и тесла с четырехугольным поперечным сечением, считавшиеся ранним признаком. Однако, такие типы клиновидных топоров обнаруживаются и на поздних памятниках, в частности в Литве из погребения в Гяваркай (P. Tebelskis and others,2006, стр.10). Примеры можно продолжить.
На ряде территорий, занятых культурами боевых топоров и шнуровой керамики, классическая комбинация изделий «общеевропейского горизонта» ( А-топор, А-кубок, А-амфора) и вовсе отсутствует. В Скандинавской культуре боевых топоров из вышеперечисленного встречаются только каменные сверленные топоры типа А, но, при этом, начало культуры достаточно раннее и относится ко ко времени никак не позднее 2800 ВС ( E.Fornander, 2011, стр.21). Для Фатьяновской культуры, из трех основополагающих типов «общеевропейского горизонта» можно в основном указать только на топоры типа А ( они же коротколопастные обушковые).Есть керамические сосуды с S-овидным профилем, но в своем большинстве, они не совсем тождественны кубкам (хотя о проблеме с термином «кубок», а также о разнице в типологизации, я писал выше). А-амфор также нет. В настоящее время начало Фатьяновской культуры датируют приблизительно 2850 ВС (М.А.Юшкова, 2011, стр.8).
Кроме того, расширение наших знаний о культурах боевых топоров и шнуровой керамики, диктует необходимость постоянного включения в этот гипотетический «горизонт» все новых и новых типов изделий.
Приведенные выше (в очень краткой и сжатой форме) факты показывают, что происхождение и развитие культурно-исторической общности боевых топоров и шнуровой керамики весьма проблематично вместить в рамки некого межкультурного «общеевропейского горизонта»,тем более, что все культуры данной общности уже на ранних этапах имеют свои местные отличия друг от друга и, по выражению Я.Чебрещука, они представляют собой горизонт локальных культур (J.Czebreszuk,2004).

Но и это не все.Еще одна интересная мысль по поводу «общеевропейского горизонта шнуровой керамики» высказана М.Фюрхольтом и она также не в пользу данной гипотезы, точнее не в пользу хронологического приоритета горизонта.На основании анализа и перепроверки калиброванных датировок по культурам боевых топоров и шнуровой керамики Северной и Центральной Европы, автор пришел к выводу, что многие из дат не корректы, т. е. по объективным причинам удревнены, это, в частности, касается нидерландского варианта культуры боевых топоров и шнуровой керамики, центральноевропейских культр и Кульуры Одиночных Погребений на территории Ютландии. Это первое. Второе, по мнению М.Фюрхольта, артефакты «общеевропейского горизонта шнуровой керамики» в его классическом понимании не является древнейшим для культурно-исторической общности боевых топоров и шнуровой керамики и существенная их часть в Центральное Европе и некоторых областях Северной Европы может быть датирована где-то в диапазоне 2750-2600 ВС , а в каких-то случаях даже позже. Между ранними памятниками кульуры боевых топоров и шнуровой керамики на территории Польши и центральноевропейскими культурами, автор усматривает хиатуз, приблизительно в 200 лет. ( М.Furholt,2003). Возможно, в данном случае, сразу и не стоит спешить с кардинальными выводами о пересмотре хронологии всех этих культур,но тем не менее указанная работа дает серьезное основание для изучения и осмысления этих вопросов с учетом содержащихся в ней аргументов.
В связи со всем вышеизложенным, представляется справедливым мнение тех исследоватей, которые сейчас расматривают «общеевропейский горизонт шнуровой керамики» как некую более-менее условную модель для ранних стадий развития локальных культур боевых топоров и шнуровой керамики, когда отдельные культуры, входящие в культурно-историческую общность обнаруживают условно максимальное сходство между собой. К примеру, в отличии от Я. Махника, который отделял т.н.«общеевропейский горизонт» от собственно культур боевых топоров и шнуровой керамики типа Злота и всех остальных (J.Machnik,1965,стр.9),польский автор Я.Чебрещук считает, что истоки этих культур нужно искать и рассматривать в каждом конкретном случае на местном, локальном уровне
(J.Czebreszuk, 2004).

Продолжение в следующем посте

Материал взят отсюда http://www.balto-slavica.com/forum/index.php?showtopic=12584
Автор- пользователь Профессор Перзеев
Tags: археология, бронзовый век, доистория, культура шнуровой керамики, неолит
Subscribe

  • Древнейшая карта в Европе

    Карты - привычная часть нашей жизни. Я постоянно смотрю по картам в интернете адреса или пробки. Я с трудом могу представить человека, который…

  • Погребальный обряд трипольской культуры

    Есть некоторые темы, до которых руки почему-то годами не доходят. У Авиловой есть диссертация о погребальном обряде земледельческих культур…

  • Донские казачьи городки

    Не доистория, но тоже археология, интересно. Сохраню. Какова была численность казаков на Дону в XVI, XVII, начале XVIII веков? В каких жилищах…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments