andvari (andvari5) wrote,
andvari
andvari5

Categories:

Мертвая невеста, мертвый жених

В продолжение интересных случаев на раскопках, которые мне довелось видеть в свое время.   Известно, что могилы, скажем, бронзового века отличались от современных. Не только потому, что в последние любили класть разнообразный инвентарь или отличались позы погребенных. Одно из отличий - это существование коллективных, двойных и парных погребений.  Нам трудно представить, что в могилу кладут больше одного покойника, если речь не идет о братских или санитарных захоронениях. Однако в ту далекую эпоху - это вполне привычная вещь. И хотя с переходом к бронзовому веку в Европе распространяются по большей части индивидуальные погребения, но коллективные, двойные и парные все равно существуют. Прежде всего, стоит сказать (хотя это наверное очевидно), что парные  - это где два  разнополых человека, а коллективные, где больше двух людей вообще. Причины таких способов захоронения могли быть совершенно различными - от эпидемии до сложного ритуального подтекста. Отдельная категория - двойные погребения. Это либо два однополых человека, либо пара взрослый - ребенок.  Часть из них соподчиненные. Это когда второй погребенный расположен, например, в ногах или в углу. Т.е. есть противопоставление главного и второстепенного костяка. Второстепенный может при этом быть похороненным "пакетом".

Будучи студентом, я как-то даже думал  о том, чтобы сосредоточиться на коллективных и парных погребениях бронзы, но в итоге писал диплом по более общей теме. В экспедициях, в которых я участвовал в те годы, были и коллективные, и парные погребения, но особенно мне запомнилось одно.

Нет, выше на картинке не оно. Мне как-то писали здесь, что лучше убирать под кат фото костяков. Ну, чтобы никого не травмировать, так и сделаем. Тем не менее, выше не рандомное фото. Это погребение высоцкой культуры с Украины.  Про него можно почитать хотя бы здесь. Оно более позднее, эпохи финальной бронзы-раннего железного века, но по смыслу довольно похоже на то, которое встретилось мне. Хотя, конечно, только в самых общих чертах.

То, погребение, о котором хочу рассказать,  раскапывалось в 2014 году и было основным в кургане, т.е. курган был насыпан именно для него (кстати, одно из более поздних впускных погребений этого кургана - тот самый подросток с кубиком). Погребение это было довольно большим - примерно три на три метра, сужаясь ко дну. Глубиной оно тоже отличилось - свыше двух метров. Один из немногих случаев, когда приходилось использовать лестницу. Из-за такой глубины в могилу периодически просачивались грунтовые воды и расчищать ее приходилось практически в грязи. Впрочем, это не самый тяжелый случай с грунтовыми водами.  Иногда приходилось заниматься почти "подводной" археологией.

В южной половине ямы было парное погребение. Умершие были расположены так, будто, цитируя отчет, "сплелись как бы в любовных объятиях". Оба лежали на правому боку головой на восток с подогнутыми ногами. Северный костяк принадлежал мужчине ростом 180-186 см. Ему было от 35 до 45 лет. За его спиной находилась женщина 20-25 лет ростом  155-160 см. На ее черепе прослежана небольшая искусственная деформация.

Вот так выглядело это погребение



Из инвентаря - развалы нескольких сосудов в катакомбной стилистике, жаровня, наконечники стрел, выполненные по традициям ямной культуры, бронзовые булавка и шило, бронзовый нож. Судя по всему, это погребение принадлежало ямно-катакомбному времени и отражало традиции обеих культур. Возможно, что и люди из этой могилы принадлежали к разным обществам - ямному и катакомбному.

В относительно расчищенном состоянии все это выглядело примерно так.

Вообще, черепа этих двух людей были  довольно крупные и  на момент раскопок совершенно не очевидно было, кто из них какого пола. Кто-то даже шутил тогда, что вполне может быть, что погребение это вовсе не разнополое.  Что ж,  я не удивился бы. В дальнейшем антрополог все же выяснил, что в могиле мужчина и женщина.

Я не буду пытаться сейчас давать какую-то интерпретацию такому погребению. Я думаю, что на данном этапе это затруднительно. Почему - напишу внизу.  Но мне хочется привести здесь кое-какие интересные случаи подобных погребений и мысли исследователей по этому поводу. Все это в равной степени, на мой взгляд, применимо и к этому самому погребению.

Возможно, вы  подумали - какая же романтика! Влюбленные вместе до конца. Спешу обнадежить - особой романтики тут нет, а эти люди могли и не быть никакими влюбленными. Более того, тут они еще прилично уложены, но есть погребения с имитацией полового акта.  Было предположено, что это погребение - отражение обряда "дикша" известного в индуизме. О таком писал в свое время Л.С, Клейн:

"Известно умерщвление жен или наложниц на похоронах знатных мужчин (скифские цари, африканские властители и др.). Такие аналогии издавна служат основанием для интерпретации совместных погребений бронзового века в курганах понто-каспийских степей (мужчина с одной или несколькими женщинами). Женщина приравнивается сопроводительному погребальному инвентарю и как бы включается в него: вместе с вещами она должна служить покойному в загробном мире, как служила при жизни. Вот и основа для реконструкции социальных отношений (патриархат, полигамия).

  В некоторых из таких погребений мужские и женские скелеты лежат в позах, характерных для полового акта, - в объятиях, лицом друг другу. В этом видели подтверждение интерпретации. Однако в ряде культурных С. 19. групп в таких погребениях мужчина оказывался систематически оказывался на втором месте, за спиной женщины (Hausler, 1974), что нельзя увязать ни с указанной интерпретацией, ни с реконструированной социальной системой.
   Для более убедительной интерпретации необходим не произвольный, а продуктивный выбор этно-исторических параллелей. Если исходить из того, что индо-иранцы (арии) прибыли не позднее сер. II тыс. до н. э. в Индию и Иран как выходцы с севера, из культурного мира понто-каспийского степного бронзового века, то именно в древней индо-иранской идеологии правомерно искать ближайшие параллели нашим археологически зафиксированным обрядам первой половины II тыс. до н. э.
   В Индии и Иране второй половины I тыс. до н.э. - I половины I тыс. н. э. существовали письменные руководства по половым сношениям ("Камасутра" и "Цветок персика"). В числе способов полового акта там указано, кроме принятого ныне у ряда европейских народов, также: a posteriori, с двумя женщинами и др. (иногда и специфичность для местности или народа). В этом свете и те совместные погребения, которые не трактовались как имитация полового акта, могут претендовать на такую трактовку (исключая лишь могилы со скелетами, лежащими порознь или рядом навзничь). Способы расположения покойников в могилах сгруппированы покультурно и порегионно: в ямных погребениях - лицом к лицу, в катакомбных Донца и Дона - мужчина за спиной женщины и т. д.
   Имитация полового акта в могиле не вяжется с трактовкой женщины как части сопроводительного инвентаря: вещи в могиле (пища, посуда, оружие), обычно оказываются не как бы в состоянии непосредственного использования, а заготовленными впрок. Обычай "сати" (самосожжение вдовы) в Индии возник поздно: ни в Ведах, ни даже в законах Ману (II в. до н. э. - II в н. э.) еще нет санкций на него. Вдове рекомендовалось вторично выйти замуж. Значит, утвердившаяся интерпретация смысла совместных погребений не верна.
   По представлениям древних Ариев, дух покойника недолго пребывает на небе, а затем вселяется в новорожденное живое существо. Чтобы обеспечить благое перевоплощение, потомки должны совершить жертвоприношения по обряду "шраддха". Более сильно действующим считался обряд "дикша", по которому человек еще при жизни завещал свое тело в жертву всем богам. "Дикшу" рассматривали как "второе рождение", и для завершения этого обряда жертвующий производил ритуальный половой акт, как бы зачиная самого себя.
   Прижизненный обряд "дикши" из-за сложности и дороговизны был не всем доступен, его могли и не успеть совершить. Возможно, в С. 20. до-ведический период родные покойного нередко стремились воспроизвести "дикшу" посмертно, для чего жертвовали женщину или девочку (или несколько) и имитировали в могиле половой акт. Эта реконструкция находит два подтверждения. Во-первых, именно самые богатые катакомбные могилы Донца не содержат совместных погребений (Klein, 1967) - видимо, из-за прижизненного выполнения "дикши". Во-вторых, на похоронах знатного руса, по Ибн-Фадлану, участники похорон совершали половой акт с умерщвляемой женщиной, приговаривая, что делают это "за господина".
   Такая интерпретация требует пересмотра некоторых социально-исторических реконструкций. Кроме того, она представляет возможность сопоставления и генетической увязки культур по одной из наиболее интимных и консервативных бытовых традиций. Получают объяснения и смежные феномены: возможно, что женские скелеты при детских принадлежат не матерям, а предложенным духу ребенка наложницам в соответствии с обрядом "дикши" и особой опасностью, приписывавшейся духу детей. (см. Hausler, 1968)".

Получается - обнимающие женщины вовсе не верные жены или невесты, а жертвы? Парные погребения продолжались всю эпоху бронзы. От ранней до финальной.  Известны они, например и в синташтинской культуре, и в срубной. В одной из статей, посвященной таким погребениям в срубной культуре, указан следующий вывод:

" Против насильственного умерщвления каких-то категорий людей при совершении неодиночных погребений в эпоху поздней бронзы Южного Урала говорят следующие обстоятельства: 1) редкость этого явления, частота которого не выходит за пределы случайности, 2) предельная минимализация погребальной обрядности срубников и алакульцев, при которой нет места человеческим жертвоприношениям, 3) полное отсутствие фактов подчиненного положения каких-то категорий покойных относительно других. По мнению автора, самой распространенной ситуацией для эпохи поздней бронзы Южного Урала, в результате которой возникали совместные одноактные погребения, являлось единовременное наступление смерти двух и более человек. Причины их смерти в огромном большинстве случаев, были, вероятно, вполне тривиальны."

Может все же влюбленные? В срубно-алакульских могильниках известны погребения в позе объятий не только взрослых людей детородного возраста, но и детей и стариков. В чем же был смысл? Есть вот такое мнение:

"Своеобразие срубно-алакульских материалов кургана №1 Селивановского-П могильника заключается также в том, что в отличие от чистых алакульских памятников, где женщины лежат на правом, а мужчины на левом боку, женщины в парных погребенияхэтого могильника захоронены на левом, а мужчины - на правом боку. Несомненный интерес представляет и тот факт, что в одиночных погребениях этого кургана женщины захоронены на правом, а мужчины на левом боку. Таким образом, парные погребения демонстрируют ритуальную инверсию пола: женщины захоронены в соответствии с мужскими нормами погребальной обрядности, а мужчины - в соответствии с женскими. Безусловно, это не означало перемены пола ни в жизни, ни в ритуале, подтверждением чему может являться наличие украшений на женском костяке. Наиболее вероятной представляется версия, что в ритуале женщина, захороненная по мужскому обряду, или мужчина, захороненный по женскому, объединяли в себе оба пола.

В том же плане следует интерпретировать и разнополые захоронения лицом друг к другу, в том числе и в «позе объятий». Последний вариант захоронений наиболее показателен. По-видимому, мужчина и женщина, захороненные в «позе объятий», представляли собой в ритуале одно существо, объединяющее в себе оба пола. Такой «божественный андрогин» - явление, достаточно распространенное в различных мифологических системах. Так, в раввинском толковании библейского текста «Берешит-рабба» говорится: «Адам и Ева были сотворены соединенными по плечи спиной к спине; тогда Господь разделил их ударом секиры или разрезав их надвое. Другие полагают иначе: первый человек (Адам) был мужем с правой стороны и женой с левой стороны; Господь же разделил их на две половины» (цит. по: Элиаде М., 1998, с. 313). В данном случае для нас представляют интерес, прежде всего, сюжеты индоиранской мифологической традиции, так как большинство исследователей относит синташтинские, петровские, алакульские и срубные памятники к индоиранцам. В индоиранской традиции место мифологического первопредка-андрогина заняла пара близнецов: Яма и его сестра Ями - у ведийских ариев, Иима и Иимак -у иранцев. М. Элиаде (1998, с. 314) отмечает, что эти «парные первопредки» Яма-Ями, Има-Иимак в действительности являются более поздней версией мифа о «первочеловеке», который был андрогином. Того же мнения придерживается Р.Н. Дандекар. Он считает, что в процессе эволюции мифологии Яма - двуполое прасущество -уступил место паре близнецов, которые и стали родителями человечества (Дандекар Р.Н., 2002, с. 94-96).
В свете близнечного мифа представляет интерес тот факт, что в рассматриваемых погребениях - алакульских, срубно-алакульских и более ранних - пары составлены из людей, близких по возрасту или, по крайней мере, входящих в одну возрастную группу. Безусловно, они не были близнецами по рождению, в лучшем случае - братом и сестрой, но воплощали этих близнецов в ритуале. В таком случае вполне объяснимым становится факт, что в «позе объятий» были захоронены даже маленькие дети 3—4 лет или глубокие старики 40-60 лет. Воспроизведение близнечного мифа в ритуале имело целью воссоздание изначальной целостности, объединявшей в себе оба пола. В этом плане представляет интерес гимн «Ригведы» (X. 10), где Ями склоняет своего брата Яму вступить с ней в кровосмесительную связь, но Яма отказывается на том основании, что они брат и сестра. Вероятно, то, что запрещалось в реальной жизни, было возможно и даже желательно в мифе и ритуале, иначе вообще не было бы человечества".

Там же есть довольно занятное упоминание:

остаточно редко встречаются парные однополые захоронения лицом друг к другу, в том числе в «позе объятий». В данном обзоре представлены два таких случая, это - могила 12 кургана №9 в могильнике Ветлянка-1У и могила 1 кургана №4 в могильнике Кулевчи-У1. В обоих погребениях пары представлены костяками, наделенными женским инвентарем (украшениями). Можно предположить, что существовали такие сферы ритуальной жизни, которые были доступны только женщинам или только мужчинам и тогда практиковались захоронения однополых «близнецов»".

Но на самом деле далеко не очевидно, что наличие женских украшений обозначает мужчину, а мужских предметов- женщину. Возможно, я сообщу шокирущую для кого-то вещь, но такие штуки как "третий пол" были всегда. Это явление имеет обширнейшую этнографическую базу. Как пример - бердаши.  Если же вдруг кто-то подумает, что речь идет лишь о всяких примитивных племенах  отдаленных уголков Земли, не то, что в просвещенных Европе или России, то спешу разочаровать. Почитайте, например, кто такие двуснастные и полумужички. Короче, подробно я на этом останавливаться не хочу, но для понимания контекста это нужно было сказать. Потому, что, например:

"В погребальном комплексе 4 могильника Степное 7 в Южном Зауралье в центральном погребении № 17, материалы которого неоднократно приводились в предшествующих главах, было обнаружено захоронение трех человек. По положению скелетов, которые сохранили сравнительно анатомический порядок, а также наличию сопутствующих артефактов можно реконструировать особенности погребального обряда, в частности способы укладывания умерших людей и элементы их одеяния.

Человек, уложенный вытянуто на правом боку (костяк А) был одет в богатый женский костюм, изобилующий металлическими украшениями. Рядом, справа, несколько скорченно на левом боку был уложен другой человек (костяк Б), одежда которого не содержала металлических украшений. Более того, ему не соответствует, как кажется, ни один из многочисленных предметов сопроводительного инвентаря. Руки его были согнуты так, что кисти располагались перед лицом. Руки первого человека (костяк А), напротив, обнимали уложенного справа человека в области груди. Можно говорить, что эти два человека были уложены друг к другу лицом к лицу, в «позе объятий», о значении которой немало сказано выше. За затылочной костью черепа второго погребенного располагался ритуальный бронзовый топор, лезвием направленный к затылку. Возможно, его топорище было зажато в кистях первого погребенного. Третий погребенный (костяк В) лежал невдалеке, слева от пары, на левом боку, лицом к остальным погребенным. Его наряд включал в себя некоторые украшения, но, безусловно, уступал по богатству убранства костюму первого погребенного. Таким образом, по исключительному богатству костюма и особенному положению, индивиду «А» явно была отведена центральная роль в ритуале.
В традиционной советской археологии подобные захоронения интерпретировались как погребения мужчин с насильственно умерщвленными женами или наложницами (Сорокин, 1962, с.108). Лишь не так давно было отмечено, что в некоторых синташтинских и петровских погребениях, не мужчине, а женщине принадлежит «главная» роль, при ней же часто лежат предметы престижа и символы власти, например, каменные булавы. В случаях же, когда каменные булавы сопровождали костяки мужчин, среди остального инвентаря присутствовали предметы, связанные с женской сферой – кольца, пряжки. Это дало основания Д.Г.Здановичу предположить, что в некрополях степных культур эпохи средней бронзы существовали погребения лиц, функции которых в религии были связаны с ритуальным травестизмом (Зданович Д., 1997, с.54-56). Это предположение было поддержано некоторыми другими исследователями (Dryomov, 2002, p.306).
В случае с погребением могильника Степное 7 активная роль «женского» персонажа и пассивная «мужского» совершенно очевидны. Однако удивление исследователей вызвало то, что, после антропологической обработки материала[4], оказалось, что погребенный, одетый в женское платье, скорее всего, являлся юношей, а второй погребенный из пары, лежавший в «мужской» позе на левом боку и лишенный украшений, - девушка. Возраст обоих погребенных – 15-17 лет. Третий индивид определен как женщина в возрасте 35-50 лет, что вполне соответствует ее положению и наличию украшений.
К сожалению, далеко не все материалы могильников предоставляются для изучения антропологам, что исключает достоверность определений пола, часто дающихся самими авторами раскопок по принципу: наличие украшений свидетельствует о женском поле погребенного. Проведенные сопоставления показали, что несоответствие в некоторых могилах погребального инвентаря полу умершего – вещь не редкая, если не сказать типичная для памятников синташтинско-петровского круга. Так, на могильнике Бестамак 1 в Северном Казахстане в ряде случаев индивиды, определенные антропологом Р.Линдстромом как мужчины, имели при себе женские украшения (Logvin, 2002, р.194). В некоторых случаях можно сомневаться в правильности определений ввиду юного возраста погребенных, однако, индивид из погребения 21 имел весьма пожилой возраст (более 50 лет), что почти исключает возможность ошибки (там же, р.191). Еще более интересны материалы могильника Кривое Озеро. В п.1 к.10 у погребенного индивида зафиксированы украшения – подвеска в 1,5 оборота на левом виске и клык-амулет у затылка. По определениям Г.В.Рыкушиной данный индивид – мужчина 25-30 лет (Рыкушина, 2003, с.351). У погребенного в яме 3 на руках зафиксированы желобчатые браслеты. По антропологическим определениям это мужчина в возрасте 50-55 лет, причем, что особенно интересно, со следами выраженных гормональных нарушений (Рыкушина, 2003, с.352). В п.36 к.7 мог. Танаберген 2, ограбленном в древности, были зафиксированы кости скелета мужчины 30-36 лет с остатками окислов на фалангах пальцев и мелкие украшения (Ткачев, 2007, с.46). Таким образом, если одном случае определение субъекта с украшениями как мужчины, может считаться ошибкой, то определения, сделанные для трех разных памятников разными специалистами-антропологами, выражают явную тенденцию.
При выявлении главенствующей роли «женского» персонажа погребений «в позе объятия», особого статуса подобных погребений, проявляющегося как в их расположении, так и в наличии предметов престижа среди погребального инвентаря, было высказано предположение о существовании в синташтинском обществе института женщин-жриц и их высокой роли в обществе, а также существовании ритуальной травестии (Зданович Д., 1997, с.54). В свете новых данных можно довольно уверенно говорить о существовании в синташтинское и петровское время ритуальной травестии и высокой роли «жрецов»-мужчин, переодетых в женское платье."

Занятно это. Казалось бы, синташтинцы - воинственные арии, колесницы, походы. И вдруг какие-то переодевания.

Наших ямно-катакомбных влюбленных определили как пару разнополую. И подытоживая все вышесказанное, я думаю, что однозначного вывода о семантике этого погребения пока сделать нельзя.  Толи это отражение обряда "дикша", толи просто влюбленные, толи муж и жена (возможно, насильственно погребенная), толи отражение близнечного культа. И даже несмотря на то, что наши "влюбленные" определены антропологом как мужчина и женщина, всегда есть вероятность ошибки. Такие случаи уже бывали, например, пазырыкская амазонка в итоге оказалась мужчиной. Впрочем, не думаю, что так окажется и с этими погребенными, но такую вероятность всегда нужно держать уме.

На мой взгляд, ключ к пониманию подобных обрядов в дифференцировании данных. Стоит все же избегать обобщений.  У ямников могло быть так, у катакомбников иначе, а у срубников еще как-нибудь. Для данного погребения было бы полезным составить однокультурную статистическую базу либо ямно-катакомбных, либо катакомбных погребений. Проследить общие черты и вариации признаков. Привлечь данные антропологического анализа, не только половозрастного, но и травматического направления и по возможности (это скорее мечты), генетическую экспертизу. Только тогда станет более или менее ясно.

Клейн Л.С. Смысловая интерпретация совместных погребений в степных курганах бронзового века // Проблемы эпохи бронзы Юга Восточной Европы: Тезисы докладов конференции. - Донецк, 1979. - С. 18 - 20.

http://bronza-lib.narod.ru/k/klein1979.html

СОВМЕСТНЫЕ ПОГРЕБЕНИЯ ЭПОХИ ПОЗДНЕЙ БРОНЗЫ НА ЮЖНОМ УРАЛЕ

http://elibrary.udsu.ru/xmlui/bitstream/handle/123456789/975/2009rafikova.pdf?sequence=1

О семантике парных погребений андроновской эпохи

https://cyberleninka.ru/article/n/o-semantike-parnyh-pogrebeniy-andronovskoy-epohi

Тень женщины: Женский костюм эпохи бронзы как текст

https://arkaim-center.ru/index.php/science/nashi-publikacii/zhenskoe-nachalo-v-stepnyh-kulturah-epohi-bronzy

Tags: археология, бронзовый век, древнеямная, катакомбная, ритуалы
Subscribe

Posts from This Journal “ритуалы” Tag

  • Ведьма, курганы и все такое прочее

    В продолжение рассказа про всякие прикольные археологические штуки, связанные с личным опытом. Сегодня про еще одну из них. В прошлый раз говорил…

  • Бросок на удачу

    В собрание идёт игрок, с собою беседуя, Подбодряя себя: "Ныне мой будет верх!”. Но пресекают кости стремленье его, Отдают…

  • Пирсинг, статус и топоры

    Недели с две на Балтославике размещали очень интересную информацию про погребения фатьяновских подростков. Размещу здесь. Текст не мой. Ссылка и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments